вторник, 30 апреля 2019 г.

1813 год. Участие Лейб-гвардии гусарского полка в заграничном походе 1813-1815 годов.



Внимание - по датам смещение на 13 дней.
Довершив изгнание неприятеля из России, Император Александр I, продолжил войну за границей, чтобы сокрушить могущество Наполеона и упрочить мир во всей Европе.
Отдохнув от походных трудов и пополнив запасы для предстоящих военных действий, Лейб-гвардии гусарский полк в четырёх эскадронном составе 31 декабря 1812 года выдвинулся из под Копыса через города: Игумен, Минск, Гродно, Белосток, Пулутск, Полоцк и местечки Кладово и Колло, следовал в Калиш, около которого, с 12 февраля располагалась наша главная армия на квартирах. Полк прибыл в окрестности Калиша 11-го марта. Здесь к полку присоединился запасной эскадрон. Этот эскадрон был расформирован  и его личный состав пошёл на доукомплектование действующих эскадронов.
Командир полка, Генерал-майор Шевич, был в это время назначен командующим всей лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией. Вместо него командовать полком назначен полковник Давыдов (бригадным командиром был генерал-майор Чаликов).
В конце марта, после большого парада, в честь приехавшего в Калиш Прусского Короля Фридриха-Вильгельма III, главная армия выступила из своих квартир к Дрездену. Лейб-гусары отправились туда же через Бауцен, ускоренными маршами, почти без днёвок и 13 апреля, в прекрасный весенний день, при звуках музыки, торжественно вступили в Дрезден в присутствии Государя Императора. В этот день, Император Александр I, Высочайшим приказом от 13 апреля 1813 года изволил осчастливить полк пожалованием ему Георгиевских штандартов за отличие в кампанию 1812 года.
Не стало Кутузова, он скончался в Бунцлау. Новый главнокомандующий, Граф Витгенштейн, решил идти навстречу неприятелю.
17 апреля Лейб-гвардии гусарский полк, с прочими полками лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией выступил на фробургскую дорогу. 18-го числа полк разбивал бивак близ Носена, 19-го числа при Борн, а 20 апреля перешёл реку Эльстер у Пегау.
Сражение под Люценом  было в полном разгаре, когда гвардейская кавалерия получила приказ выступить из Пегау к селению Домсен и стать там в резерв.
В два часа по полудни, поле того, как французы стали угрожать нашей боевой линии обходом, под командованием Князя Голицына 5-го, были отряжены к левому флангу две кирасирские дивизии и лёгкая гвардейская дивизия на подкрепление корпуса Винценгероде, уже сбитого со своей позиции и отступавшего. Лейб-гвардии гусарский полк на полных рысях прибыл на левый фланг в боевую линию вместе с прочими гвардейскими полками и совершил несколько блестящих атак, не только остановив, но и совершенно отбросил неприятеля , сильно теснившего корпус Винценгероде. В этих атаках особенно отличился Полковник Андреевский с двумя эскадронами лейб-гусар. Он первый атаковал французов под перекрестными картечными выстрелами и обратил их в бегство, спас тем самым прусскую батарею, состоявшую из 6 орудий, причём сам был тяжело ранен.
Отбросив неприятеля, Лейб-гвардии гусарский полк оставался под ядрами до наступления сумерек, препятствуя обходу нашего левого фланга и ночевал в поле.
В этом деле тяжело ранены: полковники Андреевский и Трощинский, корнеты Попов и Хомутов, а поручик Масюков контужен ядром. В сражении полк под командованием полковника Давыдова проявил блестящую выучку, смелость и отвагу, за что наиболее отличившимся было роздано двадцать шесть знаков отличия Военного ордена (о наградах офицерам описано ниже).
С рассветом, 21 февраля, началось отступление русской армии. Полки шли в совершенном порядке, но когда приблизились к селению Вильдедорф, пушечная стрельба в арьергард усилилась. Из-за этого войска были остановлены и выстроены на позициях. Начался гром и гроза, а последующий проливной дождь прекратил сражение и остановил наступающего неприятеля.
Ночь провели на позициях, а на следующее утро полк проследовав дальше по большой силезской дороге к Бауцену, где союзные монархи избрали укреплённую позицию и целую неделю ожидали наступления Французов.
Лейб-гвардии гусарский полк, с прочими полками Гвардии, находился в резерве, порученном Цесаревичу Константину Павловичу и двое суток Бауценского сражения оставался за центром нашей позиции по дороге из Бауцена в Лебау. Действительного участия в деле полк не принимал, исключая некоторых частей и офицеров, которые были откомандированы от полка и имели случай сражаться с неприятелем. Так ротмистр Крекшин, посланный с эскадроном на левый фланг, рассыпал там фланкеров и охранял его от неприятельских застрельщиков.
Штабс-ротмистр Бекетов и поручик Давыдов были откомандированы с полуэскадроном для открытия неприятеля, в горы и исполняя это поручение неоднократно отражали атаки противника, возвратившись к полку по завершению без потерь.
Ротмистр Бок и поручики Зыбин и Левенштерн находились при отрядных начальниках и оба дня развозили приказания в самые опасные места.
После сражения 8-го и 9-го мая, союзные войска отступили к Рейненбаху. Лейб-гусары следовали с армией к Швейдницу, куда прибыли 16 мая. Через 3 дня, 19-го числа войска заняли укреплённую позицию у деревни Пултен.
Главное руководство армией было передано Барклаю-де-Толли, а вслед за этим заключено перемирие с Наполеоном, которое длилось до начала августа. Всё это время войска были расположены на кантонир-квартирах; гвардейская кавалерия в деревнях между Гроткау и Фалькеньером.
По последовавшему новому расписанию и распределению войск, Лейб-гвардии гусарский полк остался по прежнему в лёгкой гвардейской кавалерийской дивизии (Генерал-майора Шевича), составляя с тремя дивизиями кирасир, тремя полками армейских улан, тремя полками казаков  и 11 ротами артиллерии особый кавалерийский корпус (Генерал-лейтенанта Князя Голицына). Все эти войска входили в резерв главной армии, вверенный Цесаревичу Константину Павловичу, а под ним Милорадовичу. Австрийский фельдмаршал Князь Шварценберг был назначен главнокомандующим этой армией, а Барклай-де-Толли получил начальство над нашими и прусскими резервами.
В это время, т.е. к 1 июня 1813 года, Лейб-гвардии гусарский полк переформирован из четырёх в шесть действующих эскадронов; каждые два эскадрона составляли дивизион и сверх того, формировался в резервной армии 7-й эскадрон, запасной. Это увеличение комплекта приведено в исполнение посредством двух резервных эскадронов прибывших из Петербурга под командованием ротмистра Барона Унгернштернберга. Сначала Великий Князь Цесаревич, а затем и сам Государь Император изволили делать смотр переформированной кавалерии около деревни Михелау, причем полк получил Высочайшую благодарность.
После более чем двухмесячного отдыха, Лейб-гвардии гусарский полк, вместе с прочими войсками главной армии, выступил из своих квартир 26 июля и пошел из Селезии в Богемию, через Франкенштуйн, Зиндель, Гросс-Скалиц и Элбе-Костелец.
10-го августа войска двинулись из Богемии в Саксонию, к Дрездену. Кавалерия гвардейского корпуса сделала переход в 9 миль за 16 часов и переночевала у деревни Гласхютте, 14-го числа направилась через Гросс-Котти к Дрездену.
В ночь с 14-е на 15-е августа лейб-гусары, стоявшие на биваках у Оттендорфа, получив приказ, немедленно выступили с отрядом генерала Ермолова в Пирну, куда и прибыл к рассвету, несмотря на разбитые дороги от дождя.
Объяснение причин этого движения - пока главная армия союзников подступала к Дрездену, Принц Виртембергский был оставлен с отрядом из 2-го пехотного корпуса и Кирасирского Ея Величества полка у города Кенигштейна для наблюдения берегов Эльбы и, в случае отступления главной армии, для прикрытия дороги в Теплиц.
14-го августа сильный (в 30000 человек) корпус Вандама начал переходить Эльбу в Кенигштеине, с намерением зайти в тыл нашей главной армии. Принц Виртембергский со своим слабым отрядом занял позиции у местечка Китевиц и мужественно, целый день удерживал ежечасно усиливавшегося неприятеля и наконец к вечеру он вынужден был отступить к Пирне, и вместе с тем, послал за подкреплением. Поэтому генералу Ермолову и предписано было немедленно идти к Пирне с гвардейским отрядом, состоявшим их первой гвардейской пехотной дивизии, Лейб-гвардии гусарского и Татарского уланского полков. двух батарей пешей и одной конной гвардейской артиллерии. Как этот отряд, так и отряд Прина Виртембергского были соединены под начальство Графа Остермана-Толстого, расположенного на обширной отлогой высоте, господствующей над Пирной. После упорного, длившегося весь день боя,  Граф Остерман-Толстой был вынужден уступить Пирну французам, имевшим над нами весьма значительный численный перевес и прошёл со своим отрядом к деревне Цехиста, где занял позицию и остался на ночь.
 Лейб-гвардии гусарский полк в это сражение прикрывал правый фланг позиции и некоторые эскадроны служили прикрытием для наших батарей; при отступлении лейб-гусары с татарскими уланами составляли арьергард.
Несмотря на полученное приказание отступать на Махсен, для соединения с главными силами, Остерман-Толстой решил продолжить своё движение по петерсвальдской дороге, что бы этим препятствовать Вандаму ударить во фланг главной нашей армии и этот смелый план был выполнен его отрядом с совершенным успехом, несмотря на все препятствия.
Первым подвигом войск подчинённым Графу Остерману (16-го числа) прохождение через цехитенскую теснину, над которой господствовали высоты, уже занятые неприятелем. Гвардейские егеря, поддерживаемые Семёновским полком, взяли приступом кольбергские высоты, отбросили с них неприятеля и таким образом открыли отряду путь в цехитенское ущелье. В это время Лейб-гвардии гусарский полк  мужественно удерживал французские батальоны, напиравшие с тыла и только когда начал отступать, прикрывая себя фланкерами, когда весь отряд прошёл уже дефиле. При проходе через местечко Гросс-Котти отряду опять предстояло прокладывать себе путь штыками, но и тут французы были смяты и отброшены в лес. Тогда отряд двинулся к опаснейшему месту - гисгюбельскому ущелью, сильно занятому французами. Впереди шёл Преображенский полк, за ним 24 орудия, потом три остальных гвардейских полка и наконец второй корпус: эскадроны Лейб-гвардии гусарского и татарского уланского полков, прикрывали фланги колонны и служили арьергардом. Подвиги храбрости, которые надлежало совершать этим войскам, что бы преодолеть препятствия, возникавшие на каждом шагу при проходе через теснины и ущелья по дороге от  Гисгюбеля через Геллендорф, до Петерсвальда - выше всякого описания.
Неприятель, больше чем в два раза, превосходил нас числом, упорно оспаривал каждый шаг и отряду предстояло пробиваться грудью. Так к вечеру достиг он Петерсвальда. Ночь прекратила сражение; утомлённые и боем, и трудным переходом, войска были расположены для отдыха на высотах за селением, ряды бивачных огней осветили окрестности и лейб-гусары растянули свои аванпосты.
Граф Остерман понимал, какую важную задачу он выполнит, если не допустит Вандама встретить союзную армию в Теплице, поэтому решил, несмотря на малочисленность, остановить Вандама у Кульма.
С восходом солнца, 17 августа, гвардейская пехота с артиллерией выступила  из Петерсвальда к Ноллендорфу, что бы там занять позицию. За ним следовала кавалерия, а Принц Виртембергский со вторым корпусов составил арьергард. При выступлении из  Петерсвальда, арьергард был неожиданно атакован во фланг французской кавалерией.  Густой туман способствовал такой внезапности атаки французов, умножал расстройство нашей пехоты. Тогда полки Лейб-гвардии гусарский и кирасирский Ея Величества  были немедленно посланы на выручку пехоты, стремительно ударили противника и отбросили их за  Петерсвальд. Во время атаки лейб-гусар и кирасир Ея Величества, пехота 2-го корпуса сумела выстроить порядке и организованно отступить, в свою очередь наша кавалерия отступала в шахматном порядке. В этом случае пехота второго корпуса обязана единственному подвигу лейб-гусар и кирасир Ея Величества, без скорой помощи которой ей грозило полное уничтожение.
После сильного, двухчасового боя у Ноллендорфа, Граф Остерман приказал ещё отступить и занять новую позицию за кульмом, где и удерживать неприятеля до тех пор, пока колонны союзной армии не выберутся из гор.
Перед Кульмским сражением войска были расположены следующим образом: 1-я гвардейская пехотная дивизия в двух линиях влево от теплицкой дороги, между деревнями Пристень и Собохлебен; левое крыло примыкало к лесистым горам, а фронт прикрывался селением Пристеном с садами, занятыми тремя батальонами егерей; вся кавалерия выстроилась в одну линию, за пехотой, вправо от дороги (в дивизионных колоннах); артиллерия заняла высоты между Пристеном и Арбезином. Полки 2-го корпуса обороняли замок или мызу Кульм.
Солнце разогнало туман и осветило поле битвы. После двух часового боя неприятель овладел Кульмом и повёл атаку на Пристен. Огромные массы французской пехоты устремились на наш центр; полки 1-й гвардейской дивизии выдержали натиск и жестокий бой продолжился. В это самое время неприятельская кавалерия была занята беспрерывными атаками на лейб-гусарам и не могла ударить во фланг нашей пехоте.
Наконец, около 4-х часов, показались по теплицкой дороги гвардейские уланы и драгуны. Тогда Ермолов сомкнул всю нашу пехоту в колонны, желая одновременным нападением положить конец утомительной битве. Настала решительная минута, с одной стороны неслась кавалерия трубы гремели атаку и эскадрон за эскадроном бросались в сечу; с другой - пехота грозно наступала с барабанным боем.
Передние французские батальоны были смяты. Наша конная артиллерия, выдвинутая вперёд, осыпала их картечью; пехота бросилась в штыки, кавалерия ударила во фланг. Наконец неприятель побежал, преследуемый неотступно нашей кавалерией и она гнала его до самого Кульма. Два эскадрона лейб-гусар даже заскакали с левого фланга отступающим французам в тыл, так, что всё, что осталось от штыка, легло под саблей или пикой. Генерал Монтескье был изрублен в куски, изумленный кровавым поражением, Вандам не помышлял уже о нападении и продолжал бой одной артиллерией с Кульмского кургана. В этом деле Графу Остерману ядром оторвало руку и Ермолов, приняв начальство расположил к вечеру отряд на прежней позиции. В ночь прибыли корпуса союзной армии, пришедшие усиленным маршем на гром артиллерии, не умолкавший уже двое суток в Исполиновых горах.
18-го августа русские корпуса, подкреплённые австрийскими дивизиями и под предводительством Барклая-де-Толли, готовили гибель Вандаму, заключённого между стотысячной армией и между горами и дефиле.
Сражение началось атакой конной гвардии, которая овладела центральной высотой и расположенной на ней артиллерией. После этого завязался с правого до левого фланга жестокий бой, продолжавшийся с переменным успехом до половины дня, как вдруг в час по полудни, прусский отряд Клейста появляется из леса, на ноллендорфской полянке, спускается с гор и ударяет в тыл неприятелю. Это было сигналом для одновременного и общего наступления как для русских, так и для австрийских полков. Генерал Раевский со своими гренадерами атакует находящуюся на пристенских высотах французскую пехоту и покуда она обороняется от русских штыков, лейб-гусары заскакивают ей во фланг и тыл и мгновенно обращают её в бегство. Гусары и егеря при этом захватывают целую батарею (21 орудие - вo время этой атаки, Лейб-Гвардии Гусарского полка полковник Албрсхт взял с боя три неприятельских орудия, за что и был награждён орденом Св. Георгия 4-й степени). Пораженные и стеснённые со всех сторон  французы, после геройского сопротивления, бросают оружие и рассыпаются во все стороны. Преследуемые кавалерией, они ищут укрытия в горах и ущельях, но большей частью находят смерть или плен; и сам Вандам не смог избежать последней участи.
Победа эта была достойным заключением славных для русского оружия дней 16-го, 17-го и 18-го августа 1813 года.
Из всего изложенного видно, что с 15-го по 18-е августа Лейб-гвардии гусарский полк постоянно сражался с неприятелем и везде, где только представлялся случай, являл пример мужества и храбрости, которыми навсегда заслужил неотъемлемую славу.
Нижним чинам, в награду за отличия и храбрость, розданы 24 знака Военного ордена (о наградах офицерам описано ниже).
В сражении при Пирне, 15 августа убит поручик Молоствов 1-й, под Ноллендорфом и Кульмом, 16, 17 и 18 августа, ранены: ротмистр Акинфов - в голову, штабс-ротмистры Давыдов штыком в бок и Юшков штыком в левую руку.
Во всех этих делах убито нижних чинов 16, лошадей 74.
После Кульмского сражения Лейб-гвардии гусарский полк с прочими полками лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией и 1-й гренадерской дивизией, составляли резерв первого (из трёх) авангарда и был расположен у деревни Собохлебен, где и оставался три недели. А потом с прочей гвардейской кавалерией разместился на кантонир-квартирах по левому берегу реки Эгера от Эльбы до окрестностей города Затса.
23 сентября, следуя общему движению армии, полк выдвинулся через города: Комотау, Хемниц, Пениг, Альтенбург и Пегау к Лейпцигу и 4-го октября прибыл в его окрестности. Неприятельская армия уже была на позиции между Коневицем и Либертвольковицем, в полной готовности к бою, когда корпуса союзников начали показываться и занимать назначеные им по дистанции места.  Наконец они двинулись на французов и бой закипел по всему протяжению линии, от реки Эльстера до селения Зейфертсхайна.
Лейб-гвардии гусарский полк тотчас по прибытии на место сражения, был направлен на левый фланг нашей позиции, где все эскадроны поочерёдно ходили в атаку на польских улан и французских гусар и отбили у них нашу батарею, захваченную французами до прибытия лейб-гусар. Здесь особенно отличился ротмистр Крекшин: он спешил гусар своего эскадрона и под картечными выстрелами вывез с ними из среды неприятеля три орудия, оставшиеся без передков, и хотя в это время был сильно контужен ядром в плечо, но, несмотря на рану, оставался во фронте до конца дела.
Наполеон, желая отразить нападение нашей армии до присоединения к ней Блюхера и Бернадота, направил в самый центр сильную колонну кавалерии, два пехотных корпуса, две дивизии гвардии и 150 орудий.
Масса кавалерии, под командованием Латурь-Мобура, опрокинула и прорвала своим стремлением корпус Горчакова, а Бордесоль своей атакой расстроил Лейб-драгун и Лейб-улан, шедших на помощь Горчакову, при этом был убит командующий лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией генерал-лейтенант Шевич.  Неприятель уже почти достиг деревни Госсе, около которой был сам Государь Император, когда вовремя выдвинутая наша артиллерия и блестящая атака Лейб-казаков остановили стремление.
В это время подоспела ещё кавалерия Барклая-де-Толли и с левого фланга Лейб-гвардии гусарский полк; кирасиры и гусары атаковали неприятеля во фланг и опрокинули его, дав время расстроенным Лейб-драгунам и Лейб-уланам собраться. Наконец сильный огонь нашей артиллерии и беспрерывные атаки кавалерии, обратили этот, столь удачный в начале натиск французов в отступление. Легкая гвардейская кавалерия и кирасиры с ожесточением преследовали отступающего противника вплоть до самых его батарей.
Командующим Лейб-гвардии гусарским полком был полковник Коровкин, который и награждён был за отличие в этом бою Орденом Св. Георгия 4 степени.
В сражении 4 октября убиты: начальник лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией, считавшийся между тем и командиром Лейб-гвардии гусарского полка генерал-лейтенант Шевич, ротмистр Бакаев 2-й, штабс-ротмистр Хомяков, поручик Лазарев. Нижних чинов убито 47, лошадей 121.
Ранены того же числа были: ротмистры Дьяков 2-й - ядром в ногу, Барон Унгернштернберг - саблей в голову и пикой в руку, Крекшин сильно контужен ядром в плечо, корнету Рейтерну ядром оторвало правую руку в плече; корнеты Чаплин ранен пулей, а Поземковский контужен ядром в ногу.
Отличившимся нижним чинам роздано 12 знаков Военного ордена (о наградах офицерам описано ниже).
5 октября войска обоих сторон простояли на поле, где прошла битва, а 6-го числа новое сражение увенчало полным успехом усилия союзников. Наполеон отступил к Лейпцигу, а союзники окружили город полукольцом.  Гвардейская кавалерия была в резерве около деревни Цукельгаузена.
После ночлега на этой позиции 7октября был приступ неприятеля, который сдал город и отошел за Лейпциг.
Лейб-гвардии гусарский полк, был послан преследовать отступающего противника и настиг его арьергард, 11-го числа у Бутельштадта и завязал с ним дело. Здесь все эскадроны полка ещё раз имели случай помериться с французами, которые держались недолго и продолжали поспешное отступление к границам Франции. Лейб-гвардии гусарский полк, с прочей гвардейской кавалерией, форсированными маршами шёл по следам неприятеля, через Вюрцбург к Франфурту-на- Майне и после парада, прошедшего здесь 14 октября в Высочайшем присутствии, расположился на кантонир-квартирах в окрестностях города.
29 ноября Лейб-гвардии гусарский полк выступил со своих квартир и через селения Цвингенберг, Вейнгейм, Леймен и Дурлак пошёл в город Карлсруэ, куда вступил 5 декабря, парадом, в присутствии Государя Императора; потом продолжал идти вдоль Рейна до Фрейбурга, куда также вошёл парадом (24 декабря) в присутствии Их Императорских Величеств. А 1-го января, вместе со всей гвардейской кавалерией, торжественно перешел Рейн у Базеля при громких звуках музыки, и, пройдя церемониальным маршем мимо Государя Александра Павловича, вступил в пределы Франции.
Во время всей этой компании командующим Лейб-гвардии гусарским полком были: с начала 1813 года по 7 сентября полковник Давыдов, с 7-го по 17-е сентября полковник Трощинский, с 17 сентября по 25 января 1814 года полковник Коровкин.
Офицеры Лейб-гвардии гусарского полка, отличившиеся в компании 1813 года, получили следующие награды:
За сражение под Люценом, 20-го апреля.
Полковники:
Давыдов - саблю с алмазами;
Трощинский - орден Св.Анны  2-й степени с алмазами:
Андреевский - орден Св.Анны 2-й степени;
Князь Абамелек - орден Св.Анны 2-й степени;
Игнатьев -  орден Св.Владимира 3-й степени.
Ротмистры:
Коровкин - золотую саблю за храбрость;
Бакаев - орден Св.Владимира 4-й степени;
Петрулин - произведён в полковники;
Штабс-ротмистр Юшков - золотую саблю за храбрость.
Поручики:
Пашков и Граф Буксгевден - следующие чины;
Березин - орден Св.Владимира 4-й степени;
Масалов и Мелин - орден Св.Анны 3-й степени.
Корнеты:
Бакуринский - орден Св.Анны 3-й степени;
Хомутов - орден Св.Анны 4-й степени;
Попов - орден Св. Владимира 4-й степени с бантом.

За сражение под Бауценом, 8-го и 9-го мая:
Ротмистры:
Бок и Крекшин - орден Св.Анны 2-й степени.
Штабс-ратмистры:
Бекетов и Юшков - орден Св.Анны 2-й степени.
Поручики:
Давыдов 2-й - орден Св.Анны 2-й степени;
Зыбин - орден Св.Владимира 4-й степени.

За сражение под Пирною, Ноллендорфом и Кульмом 15,16,17 и 18-го августа:
Произведены:
Генерал-Майор Шевич - в генерал-лейтенанты;
Полковники Давыдов и Трощинский - в генерал-майоры.
Пожалованы:
Полковник Петрулин и ротмистры: Крекшин и Дьяков 1-й - орденами Св.Анны 2-й степени с алмазами;
Полковник Албрехт - орденом Св.Георгия 4-й степени.
Ротмистры: Граф Келлер и Акинфов - орденами Св. Анны 2-й степени;
Штабс-ротмистры: Юшков, Бекетов, Лаптев, Давыдов и Поручик Березин - орденами Св.Анны 2-й степени;
Ротмистры: Козлянинов и Барон Унгернштернберг - орденами Св.Владимира 4-й степени с бантом;
Штабс-ротмистры: Зотов, поручики: Челищев, Дмитриев-Мамонов, Масюков, Граф Мелин и Князь Абамелек - орденами Св.Владимира 4-й степени с бантом;
Полковники: Коровкин и Скобелицын и поручик Молоствов 2-й - золотыми саблями с надписью "За храбрость";
Корнеты: Бакуринский, Барон Вейсман, Хомутов и Чаплин - орденами Св.Владимира 4-й степени с бантом;
Попов, Рейтерн, Акинфов, Поземковский, Кологривов, Шидловский и Дьяконов 3-й - орденами Св.Анны 3-й степени с бантом;

За сражение при Лейпциге, 4-го октября:
Пожалованы:
Полковники:
Коровкин - орденом Св.Гергия 4-й степени;
Скобелицын - орденом Св.Анны 2-й степени с алмазами;
Албрехт - орденом Св.Анны 2-й степени;
Петрулин - орденом Св. Владимира 3-й степени.
Ротмистры:
Крекшин - орденом Св. Владимира 3-й степени;
Паскевич - орденом Св. Владимира 3-й степени;
Дьяков 2-й - орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом;
Буксгевден - орденом Св.Анны 2-й степени.
Поручики:
Граф Мелин и Князь Абемелек - орденами Св. Анны 2-й степени;
Кругликов - золотой саблей с надписью "За храбрость";
Князь Любомирский и Дмитриев-Мамонов - орденами Св. Анны 3-й степени.
Корнеты:
Чаплин - орденом Св. Анны 2-й степени;
Кологривов, Поземковский и Рейтерн - орденами Св. Владимира 4-й степени с бантом;
Барон Вейсман - орден Св.Анны 3-й степени.
Кроме того получили награды за кампанию 1813 года от Короля Прусского: полковники Албрехт и Скобелицын, поручики: Юшков и Кругликов - прусский орден за военные достоинства.
Полковник Андреевкий - орден Красного Орла 2-го класса и все, как господа офицеры, так и нижние чины, бывшие в сражении под Кульмом - Орден Железного Креста.

1 комментарий: