пятница, 26 апреля 2019 г.

Участие Лейб-гвардии гусарского полка в боевых действиях 1812 года.




Иногда необходимо найти какую либо историческую справочную информацию в сети интернет. В большинстве случаев такая информация очень скудная и повторяется почти на всех ресурсах. В случае с Лейб-гвардии гусарским полком такое же положение дел. Как полк воевал? Информации такой на ресурсах почти нет. Но есть книги и в них дано больше информации, однако по каким-то причинам, такая информация не переносится в статьи и рефераты. Хочу восполнить этот пробел и перенесу имеющуюся информацию на более широкий контент в сокращённом виде. Главная цель моей статьи - дать справочную информацию где и когда сражался Лейб-гвардии гусарский полк. Начну с Отечественной войны 1812 года, как более востребованную. Почти всё, что будет написано мной, это перепечатка работы Константина Николаевича Манзея "История Лейб-гвардии гусарского Его Величества полка  1755-1857" Часть II, отпечатанной 1859 году в Санкт-Петербурге.

Итак - 1812 год.

26 февраля 1812 года Высочайше повелено: "Четырём эскадронам  Лейб-гвардии гусарского полка быть в совершенной готовности выступить в поход по первому на то приказанию, а пятому эскадрону остаться резервным в своих квартирах вплоть до повелений".
Эскадроны: Лейб (командующий полковник Мандрыка), полковника Князя Абамелека, полковника Трощинского и полкового командира генерал-майора Шевича (командующий ротмистр Андреевский) были назначены действующими, эскадрону полковника Барона Беннигсена по жребию досталось быть резервным.

Генерал-майор Шевич не мог следовать с полком, поскольку был назначен Высочайшем повелением командовать Гвардейской кирасирской бригадой всю компанию 1812 года.
29 февраля, после восполнения из резервов, под командованием полковника Давыдова, полк из Софии (Царское село) выдвинулся в поход на Вильно (Вильнюс). В каждом эскадроне на момент начала похода было по 151 лошади, в четырёх эскадронах находилось 659 строевых и 60 нестроевых чинов.
9 апреля полк прибыл в Уцяны, близ Вилькомира (Укмерге, Литва), расположился на квартирах и оставался там до 3-го июня, занимаясь учениями поэскадронно, а иногда и целым полком.
Полк поступил в первую западную армию под командованием генерала от инфантерии Барклая-де-Толли и состоял в 1-м резервном кавалерийском корпусе под командованием генерала-адъютанта Уварова, в бригаде  генерала-майора Чаликова, вместе с Лейб-гвардии уланским и Лейб-гвардии драгунским полками.
3 июня, полк несколькими переходами выступил в направлении Поневежы (Паневежис), а когда в главной квартире узнали о переходе армии Наполеона через Неман, то полку было предписано отступить и присоединится к 1-му кавалерийскому корпусу, а потом  назначен в состав арьергарда 1-й западной армии.
Прикрывая общее отступление, 20 июня Лейб-гвардии гусарский полк был атакован французской кавалерией (семь эскадронов) при нескольких орудиях. Атака была успешно отражена без потерь  со своей стороны. Далее, отступая вместе с 1-м кавалерийским корпусом, полк случаев сражения с неприятелем не имел.
 29 июня полк прибыл в укреплённый лагерь не реке Дриссе. Из лагеря со 2-го июля полк отступал форсированными и большей частью ночными маршами за Двину, через Полоцк и Витебск.
Рано утром, 13 июля Барклай-де-Толли отрядил из Витебска к местечку Островно генерал-лейтенанта Графа Остерман-Толстого с 4-м пехотным корпусом, одной драгунской бригадой, Лейб-гвардии гусарским полком и 5-й ротой конной артиллерии (Кандыбы), предписав как можно дольше сдерживать наступление неприятеля.
Два эскадрона лейб-гусар под командованием Мандрыки с полуротой конной артиллерии составляли авангард Графа Остермана-Толстого. В 6 часов утра у корчмы Комары (12 вёрст от Витебска), встретили передовые неприятельские посты, опрокинули их и преследуя бегущих улан неожиданно наскакали на целый корпус неприятельской кавалерии. Почти окружённый массой кавалерии противника, авангард был вынужден поспешно отступить к своей пехоте. Причем два эскадрона лейб-гусар вынуждены были прорываться с боем сквозь уланский полк, высланный французами с целью их отрезать.
Во время этого отступления под штабс-ротмистром Бакаевым 2-м была убита лошадь и он сам, раненный был окружён уланами, но ротмистр Альбрехт с несколькими гусарами бросился на выручку и они смогли вырвать его полуживого из рук неприятеля. В этом деле особенно отличился рядовой лейб-эскадрона Григорий Черезов, он вывез штабс-ротмистра Бакаева 2-го из опасности и сдал его лекарю, а сам, желая вознаградить потерянное время с отчаянной храбростью рубился до тех пор, пока сильно раненный не попал в плен. Через несколько дней, не взирая на свои раны, он нашёл возможность уйти из плена и явился к своему эскадрону. За примерную храбрость и ревность службе гусар Черезов был произведён в унтер-офицеры и награждён знаком отличия Военного Ордена, а его поступок стал известен приказом по полку. За это же дело, знаком Военного ордена, был награждён отличившийся унтер-офицер Насонов.
Неаполитанский Король с корпусом Нансути, с 9000 кавалерии и многочисленной артиллерией занимал высоты позади Островно. После приближения отряда Графа Остермана-Толстого завязался жаркий бой. К этому времени к Неаполитанскому Королю, на помощь, прибыл  Вице-Король Италийский со своим корпусом. Это заставило Остермана-Толстого отступить к опушке леса, лежащую в трёх верстах от Островно. В этом деле командующий Лейб-гвардии гусарским полком, полковник Давыдов был тяжело ранен.
На следующий день, 14 июля, на рассвете 1-й кавалерийский корпус занял позицию у корчмы Печанки в 17-ти верстах от Витебска. Неприятель, атаковавший впереди стоящую русскую пехоту, привёл её в расстройство и овладел шестью орудиями, находившимися при ней. В это время командование над отрядом принял генерал-лейтенант Коновицын, который лично приказал двум эскадронам атаковать напирающего на пехоту неприятеля и отбить 6 потерянных орудий. Приказ был немедленно и в точности выполнен. Гусары атаковали, опрокинули противника, преследовали его за овраг и отбили у французов все взятые ими пушки.
Во время этой атаки у гусар было убито значительное число нижних чинов и лошадей.
Отряд Коновицына до самой ночи сражался с превосходящими силами противника, медленно отступая к Витебску. В ночь с 14-е на 15-е июля на смену был прислан новый арьергард. Лейб-гвардии гусарский полк, с прочими полками 1-го кавалерийского корпуса присоединился к 1-й западной армии.
Отличившиеся в делах 13-го и 14-го июля офицеры произведены в следующие чины: ротмистры Альбрехт и Андреевский, штабс-ротмистры Крекшин и Свечин 2-й, поручики Юшков 1-й и Зотов, корнеты Устинов и Чемезев. Кроме того командующий 1-й западной армией препроводил в полк 16 крестов Военного ордена, по 4 на каждый эскадрон для наиболее отличившихся нижних чинов.
13-го и 14-го июля выбыло из полка убитыми: нижних чинов 54, строевых лошадей 125; ранено: полковник Давыдов пулей в правую руку, ротмистры Альбрехт (смог вернуться на службу только в 1813 году) и Коровкин пулей в ногу навылет, штабс-ротмистр Бакаев сильно изрублен сабельными ударами; корнет Акинфов ранен пулей в плечо, поручик Палицын скончался от тяжелых ран. Видимо после ранения Давыдова, командование принял полковник Н.Я.Мандрыка.
15 июля полк выступил из Витебска с 1-й армией к Смоленску, в окрестности которого прибыл 20 июля и оставался на биваках несколько дней напротив города на правой стороне Днепра.
26 июля, тремя колоннами русская армия выступила  по направлению к Рудне для атаки центра временных квартир французов. Средней колонной командовал генерал Дохтуров, его авангард под руководством генерал-майора Графа Палена состоял из четырёх егерских, одного уланского, двух гусарских и Лейб-гвардии гусарского полка с 12-ю орудиями конной артиллерией.
27-го июля, генерал Платов с казаками, шедший в голове отряда Графа Палена встретил авангард Неаполитанского Короля (6000 кавалерии и полк пехоты) и начал с ними перестрелку. Французы, несмотря на превосходящие силы были опрокинуты и отступили к Рудне, потеряв более 500 человек пленными. Отряд Палена преследовал бежавшего противника восемь вёрст. В этом бою в Лейб-гвардии гусарском полку было убито двое рядовых и несколько ранено.
Отряд Палена продолжал движение вперёд, но 2 августа, из-за угрозы обхода с фланга и захвата Смоленска армией Наполеона, отряд отозвали и он опять присоединился к 1-й армии у Смоленска.
5 августа, во время кровопролитного сражения под стенами Смоленска, Лейб-гвардии гусарский полк стоял в резерве и отступил с прочими войсками первой армии по просёлочным дорогам к Соловьёвой переправе и перешёл Днепр 9 августа, не встречаясь с неприятелем до самого Бородина, куда прибыл 22-го числа.
24-го августа в бою под самим Бородино, полк находился на левом фланге и не смог принять участие в деле, играя роль наблюдателя.
26-го августа в составе 1-го кавалерийского корпуса совершил рейд с генерал-адъютантом Уваровым. Перейдя в брод Колочу при селе Малом, атаковал кавалерийскую дивизию Орнано, опрокинул её и преследовал за ручей Война, почти до самого села Бородина.
Генерал Дельсон, находившийся у села Бородино с пехотной дивизией успел построить в каре свои четыре полка. Принц Богарне лично спешивший для удержания этого натиска, был вынужден спрятаться в каре 84-го линейного полка, что бы не попасть в руки лейб-гусарам и казакам, которые его почти окружили. Итальянская пешая гвардия, прибывшая для подкрепления к кавалерии генерала Орнано, так же построилась в каре. Уваров произвёл несколько безуспешных атак на каре, после чего отвёл отряд к селу Новому, при котором оставался до ночи, пока не получил приказ вернуться за реку Калачу.
В этом деле все эскадроны Лейб-гвардии гусарского полка по нескольку раз ходили в атаку, сначала против кавалерии, а потом против пехоты. В этих атаках особенно отличились: полковник Трощинский, тяжело раненый пулей в грудь; ротмистр Андреевский, раненый картечью; ротмистр Бороздин, который вскоре умер от ран; поручик Юшков, раненый пулей в грудь; штабс-ротмистр Дъяков 1-й, получивший контузию от ядра.
В сражении при Бородине в Лейб-гвардии гусарском полку убито: унтер-офицеров 2, трубач 1, рядовых 21, строевых лошадей 43.
27-го августа полк отступил с позиции, составляя арьергард армии вместе с несколькими егерскими и казачьими полками, с ротой конной артиллерией.
28 числа арьергард удерживал корпус Мюрата у Можайска, а после подкрепления даже потеснил противника.
29 августа продолжались бой с корпусом Мюрата. В этом деле лейб-гусары потеряли 6 рядовых убитыми.
1-го сентября 1812 года командованием было принято решение отступать за Москву, оставляя город.
Утро 2-го сентября арьергард встретил у фарфоровых заводов, в 10 верстах от Москвы. После движения французов арьергард к полудню отступил к Поклонной горе. Противник начал колоннами обходить наш арьергард с фланга, угрожая отрезать его от столицы.  В этот момент Милорадович получает известия о том, что артиллерия и обозы стеснились на Дорогомиловском мосту и на улицах, что стоят неподвижно. Возникала опасность захвата города вместе с орудиями и обозами, пока бы дрался арьергард. Милорадович пошёл на переговоры с французами, потребовав офицера, свободно говорившего на французском языке. Явился Лейб-гвардии гусарского полка штабс-ротмистр Акинфов. Ему было поручено передать Мюрату письмо, в котором просили о пощаде раненых в Москве и сказано, что если французы хотят занять Москву не разорённой, то не должны наступать так быстро, а напротив дать нам спокойно выйти со всей артиллерией и обозами, иначе Милорадович перед Москвой и на самих улицах будет сражаться до самой крайности и оставит французам место Москвы, развалины.
Акинфов прибыл к Мюрату и вручил письмо о покровительстве раненых, а так же передал слова Милорадовича, что он вступит в сражение и не оставит от Москвы камня на камне, если французы не остановят движение своих колон. Мюрат успокоил насчёт раненых, однако по поводу наступления сказал, что это не в его власти принимать такие решения без решения Наполеона и отправил Акинфова  в сопровождении своего адъютанта к ставке. Не проехав и двухсот шагов в направлении, где предполагали найти Наполеона, Акинфов был остановлен другим адъютантом, возвратившим его назад. Мюрат согласился с предложением, сказав что желает оставить город целым и будет двигаться очень медленно, пока русская армия не покинет города. Акинфов ещё раз выступал парламентёром в течении дня, когда окончательно были решены возникшие проблемы в русской армии. Авангард Мюрата входил в Москву смешавшись с нашими казаками, а обозы были уже в 4 верстах от столицы.
4 сентября при деревне Вязовки, в 6 верстах от Москвы передовые посты (в составе которых был Лейб-гвардии гусарский полк) завязали упорный бой с наступавшим генералом Себастиани. Отряд продержался до наступления темноты
5 сентября русская кавалерия арьергарда занимали неприятеля малыми атаками и фланкировкой на левом берегу Москвы реки. Так до 10 сентября манёврами и атаками французского авангарда сумели скрыть направление отхода всей русской армии и французы до 10 числа атаковали и двигались за казачьими полками в сторону Бронниц (на юго-восток от Москвы), думая, что идут по следам русской армии.
С 11-го по 17-е сентября 1812 года случилось несколько боевых столкновений с кавалерией Мюрата при участии Лейб-гвардии гусарского полка, в одном из которых у села Чирикова были взяты в плен бригадный генерал Ферье, начальник главного штаба Неаполитанского Короля, с находившимся при нём офицером и адъютант Князя Понятовского ротмистр Граф Потоцкий.
20 сентября русская арьергардная кавалерия сражаясь на малой равнине у села Воронова, взяла в плен 83 человека. Больше всего в этом деле отличились два эскадрона лейб-гусар, под командование: один - штабс-ротмистром Свечиным, другой - штабс-ротмистром Акинфовым.
21 сентября авангард Милорадовича отступил к селу Спас-Купле.
22 сентября Мюрат вновь предпринял атаки, завязался бой, в котором французская сторона, помимо убитых, потеряла пленными 10 обер-офицеров и 150 рядовых.  Мюрат несколько раз менял направление атак, но нигде не имел успеха, отказавшись от покушений на наш арьергард.
Лейб-гвардии гусарский полк, принимавший активное участие в этом деле потерял убитыми всего 4 рядовых и 7 лошадей. Штабс-ротмистр Акинфов и корнет Кругликов за отличие в этом деле произведены в следующие чины. Штабс-ротмистр Зотов ранен в левую руку.
Через три дня Лейб-гвардии гусарский полк в составе 1-го кавалерийского корпуса присоединился к главной армии при селе Тарутино.
Лейб-гвардии гусарский полк находясь в Тарутинском лагере до 5 октября поправлялся и отдыхал от томительного отступления и непрерывных арьергардных боёв.
5 октября 1812 года полк в составе гвардейской лёгкой кавалерийской дивизии был назначен на правый фланг генерала от кавалерии Бенингсена. В 7 часов утра, пятью колоннами отряд выступил, обойдя левое крыло противника. В полночь, войска перешли реку Нару и в совершенной тишине двинулись вперёд. Солдатам запрещалось курить и разговаривать. Кавалеристы сдерживали ржание лошадей. Войска шли без шума, так, что не было слышно даже движения артиллерии. Гусары остановились на опушке леса, вблизи огней неприятельского лагеря, а с рассветом, вместе с казаками понеслись на неприятеля, который от внезапности смог повернуть только несколько пушек и сделать редкие выстрелы, а после побежали за Рязановский овраг. Пехота и артиллерия, следовавшая за кавалерией, начала обстреливать отступавших. Казаки и лёгкая кавалерия начали заходить в тыл левого крыла супостатов, так, что они бросили часть артиллерии и пустились в совершенное бегство. Гвардейская лёгкая кавалерия преследовали бежавших сначала за ручей Ворлишку, потом за Спас-Купол и наконец за село Вороново. С наступлением ночи Мюрат собрал свой расстроенный корпус за Вороновым, а победители вернулись в Тарутинский лагерь.
Неприятель в деле, 6 октября потерял 2500 человек убитыми, 1000 пленными, 1 штандарт, 38 орудий, 40 зарядных ящиков и весь обоз, даже экипажи Короля Неаполитанского. В Лейб-гвардии гусарском полку убито 8 рядовых и 14 строевых лошадей.
12 и 13 октября велись кровопролитные бой за Малоярославец. Кавалерия в этом сражении участия непосредственного не принимала, поскольку не было для её действий места. Кавалерия прикрывала сообщения пехоты с понтонным мостом при селе Спасском и наблюдала за бродами на реке Луж. Однако и гусарам досталось.  Лейб-гвардии гусарский полк потерял за два дня убитыми 4 рядовых и 13 строевых лошадей.
В следующие дни началось общее движение армии. Авангард Милорадовича, в состав которого входил Лейб-гвардии гусарский полк преследовал противника.
22-го октября отряд Милорадовича атаковал неприятеля под Фёдоровском и французы отступили, сражаясь до самой Вязьмы.
23-го и 24-го противник уже бежал по большой дороге, преследуемый Милорадовичем, до Дорогобужа.
26 октября Ней пытался удержать Дорогобуж, но был вытеснен из города, где и расположился авангард. Казаки же преследовали французов до Соловьёвой переправы за Днепр, было взято много пленных и пушек. Дальше Милорадович следовал к Ельне, на соединение с главной армией.
28 числа из авангарда выделен отряд: Лейб-гвардии гусарского полка штабс-ротмистр Нащокин с одним эскадроном, сотней казаков и ротой егерей. Отряд атаковал село Хмор, которое было занято неприятелем - около 900 человек. Бой продолжался 4 часа, но Нащокин, поняв, что силы неравные, отступил на версту и окружил село цепью казаков. Противник построив каре прорвал цепь и отступил к селению Михайловка, Нащокин преследовал французов и взял в плен 2 офицеров и 102 человека рядовых. С рассветом после повторного нападения взял в плен ещё 53 человека.
Основной авангард двигался вместе с армией. 2 ноября лейб-гусары двумя эскадронами проводили разведку и нашли французов, тянущиеся колоннами по большой дороге. При возвращении привели пленными 19 человек.
3 ноября Милорадович атаковал французов идущих по дороге, несмотря на сильное сопротивление, заставил их отступать в беспорядке в сторону Смоленска. Наполеон уже в это время был у села Красное, но хвост колонны был отрезан. Во время этой атаки полковник Князь Кудашев с эскадроном лейб-гусар ворвался на неприятельскую батарею и взял пушку с канонирами и лошадьми. Всего отбито 4 пушки и взято в плен 500 французских гвардейцев. Лейб-гусары продолжали преследование, французы не знали, где искать спасения; одни сдавались и взяты с оружием в руках, другие побежали назад к Смоленску остальные рассыпались по лесам.
В этот день было взято у неприятеля 11 пушек и 2000 человек пленными. Потери с нашей стороны не превышали 300 человек убитыми и ранеными.
4 ноября Милорадович атаковал отрезанных французов на большой дороге, не выдержав одновременного натиска со всех сторон - гусарами, уланами, казаками и пехотой - неприятель бежал. Захвачено 1 знамя, 1500 пленных и 17 пушек.
5 ноября Милорадович атакует колонны Даву под Красным, захвачено 20 офицеров, более 1000 рядовых, отбито знамя и 13 пушек. Продолжая бой, Милорадович соединился с отрядом Князя Голицына, отступление противника превратилось в бегство. Атаки кавалерии истребили почти весь арьергард французов. В этот день было захвачено до 7000 человек и 28 орудий.
6 ноября Милорадович ожидает корпус Нея и при его приближении артиллерия расстреливает французов, а пехота атакует в штыки. Лейб-гвардии уланский и Лейб-гвардии гусарские полки поддерживают атаку и довершают поражение неприятельских колонн. Отбитый во всех Пунктах Ней в 5 часов вечера опять идёт на прорыв. Этот прорыв французскому маршалу не удался. В итоге маршал, с 4000 человек, бежал через деревню Сырокоренья к селу Гусиному, а оставшийся неприятельский корпус, с офицерами, артиллерией и обозами сложил оружие и сдался в плен (около 10000 человек).
В ночь с 6-го на 7-е ноября одна из неприятельских колонн, потерявшая направление и блуждавшая на удачу была замечена аванпостами. Командир 1-го кавалерийского корпуса генерал-адъютант Барон Меллер-Закомельский послал против колонны три эскадрона. Лейб-гвардии гусарского полка штабс-ротмистр Акинфов, подъехав один к французам, предложил им сдаться, вследствие чего вся колонна из 2500 человек сложила оружие.
В этот же день 7 ноября сбившийся с дороги рядовой лейб-гусар приняв огни неприятельской колонны за своих, подъехал к ним и был взят в плен. Лейб-гусар вступил с некоторыми из неприятелей в разговор и предложил им сдаться в плен генералу Раевскому, стоявшему корпусом неподалёку. Французы приняли предложение и отпустили гусара, который доложил генералу о колонне отрезанной от своих и не знающие куда им идти. Генерал отрядил в помощь лейб-гусару двух казаков и на утро они втроём привели более 1000 пленных.
С 26 августа по 18 ноября полком командовал полковник Князь Абамелек, будучи старшим полковником при полку. Лейб-гвардейский полк под его начальством был постоянно в авангарде, принимая живое и блестящее участие во всех описанных сражениях. В последних делах (3,4,5,6 и 7 ноября) под Красным Лейб-гвардии гусарский полк постоянно оказывал примерные подвиги храбрости и много содействовал окончательному поражению неприятеля, при преследовании которого  (7 ноября) полком взято в плен 175 человек и отбито несколько орудий и знамя.
Особенное отличие под Красным оказали следующие офицеры Лейб-гвардии гусарского полка:  полковник Князь Абамелек; ротмистры: Крекшин и Свечин; штабс-ротмистры: Слатвинский, Юшков, Дьяков 1-й, Акинфов, Якимов и Князь Абамелек, поручик Березин и корнет Хомутов (об их наградах ниже).
С 7-го по 9-е ноября авангард Милорадовича всё ещё продвигался вперёд, но отступающие части Наполеона ушли уже слишком далеко, многие полки авангарда были сильно ослаблены постоянными сражениями и поэтому было велено разместить их по квартирам.
 Лейб-гвардии гусарский полк, сражавшийся постоянно в авангарде, с момента выхода из Тарутинского лагеря был так же размёщен по квартирам в близлежащих деревнях в окрестностях Копыса, где оставался до 31 декабря, для укомплектования людьми и лошадьми.
Полк в кампанию 1812 года больше участия не принимал, однако несколько офицеров Лейб-гвардии гусарского полка  пожелали присоединится к действующей армии, где были прикомандированы к отрядам, находившимся в авангарде.
Так, упомянутый ранее, Лейб-гвардии гусарского полка штабс-ротмистр Нащокин, находясь в отряде генерал-адъютанта Графа Ожаровского, был послан 15 ноября к местечку Княжицы, настиг отступавшего неприятеля, атаковал втрое превышающих его силы французов, взял в плен офицера и 100 рядовых. На следующий день, 16 ноября был послан для поиска армии адмирала Чичагова. Преодолев неимоверные препятствия, Нащокин достиг местечка Березно, где находился отряд под командой генерал-майора Графа О¢Рурка и тем открыл сообщение с армией адмирала Чичагова, к которой и принадлежал отряд О¢Рурка.
В заключение действий Лейб-гвардии гусарского полка в Отечественную войну 1812 года, список наград, которых удостоились офицеры полка за отличие в сражениях.
За Витебск 14 июля получили:
Штабс-ротмистры: Дьяков, Нащокин, Тиман, полковники: Мандрыка, Трощинский и поручик Муромцов - ордена Св. Владимира 4 степени с бантом; Ротмистры: Андреевский, Бороздин 2-й и корнет Юшков - золотые сабли с надписью "За храбрость"; Поручик Грушецкий и корнет Пашков - ордена Св. Анны 3-й степени.
За дело при Воронове 20 и 22 сентября:
Штабс-ротмистр Зотов - орден Св. Анны 3-й степени.
За дело под Красным 3,4,5,6, и 7 ноября:
Полковник Князь Абамелек - Ордена Св. Владимира 3-й степени и Св. Анны 2-й степени с алмазными украшениями; Штабс-ротмистр Акинфов - Св. Георгия 4-й степени и золотую саблю с надписью "За храбрость"; Ротмистры: Крекшин, Свечин, Штабс-ротмистры: Якимов, Князь Абамекель, Поручик Березин и корнет Хомутов - золотые сабли с надписью "За храбрость". Штабс-ротмистры Слатвинский и Юшков 1-й - Св. Владимира 4-й степени, Поручик Лазарев, корнеты: Князь Абамелек и Чаплин - Св. Анны 3-й степени.


Подвиги запасного эскадрона Лейб-гвардии гусарского полка в кампанию 1812 года.

Запасным эскадронам по цели их учреждения предписано было оставаться на постоянных квартирах, но в трудных обстоятельствах того времени, при необходимости противопоставить насколько можно больше войск против неприятеля все запасные эскадроны, а в пехоте и запасные батальоны поступили в действующую армию составив собой особые, сводные полки.
Запасной эскадрон Лейб-гвардии гусарского полка был назначен в трёх-эскадронный сводный Гвардейский кавалерийский полк, вместе с запасными эскадронами Лейб-гвардии уланского и Лейб-гвардии драгунского полков. Командиром назначен старший из запасных эскадронов полковник Лейб-гвардии уланского полка Албрехт. В эскадроне Лейб-гвардии гусарского полка командовал полковник Барон Бенингсен. Сводный Гвардейский кавалерийский полк был назначен в 1-й пехотный корпус Графа Витгенштейна, составлявший правое крыло первой западной армии. Перед началом войны корпус располагался в Виленской губернии (совр. Литва).
Запасной эскадрон Лейб-гвардии гусарского полка выступил в поход 13 марта, в составе: 1 штаб-офицер, 4 обер-офицера, 17 унтер-офицеров, 3 трубачей, 136 рядовых, 3 нестроевых, 134 лошадей строевых и 4 подъёмных.
При выступлении 1-й армии из Дриссы к Витебску, корпус Витгенштейна (25000человек) был оставлен на берегу Двины, для прикрытия всего края от Двины до Новгорода.
4 июля корпус расположился у деревни Покаевцы, откуда 11-го числа выступил к Придруйску, а потом пошел по дороге из Друи в Себеж.
Запасной эскадрон Лейб-гвардии гусарского полка назначен в авангард под командованием генерал-майора Кульнева.
Авангард составленный только из кавалерии (эскадрон Лейб-гусар, четыре эскадрона Гродненских гусар и одного казачьего полка), двинулся к Волынцам и 16 июля, перейдя через Дриссу у селения Филиппова встретил три полка неприятельской кавалерии, под командованием генерала Корбано. Завязался жаркий бой, который длился до ночи и закончился тем, что противник отступил, потеряв трёх офицеров и 164 рядовых пленными. На следующий день Кульнев опять имел удачное дело и взял в плен до ста человек.
18 июля Запасной эскадрон Лейб-гвардии гусарского полка поступил в отряд Князя Репнина-Волконского (четыре эскадрона сводного кирасирского полка, три эскадрона сводного Гвардейского кавалерийского полка, запасного эскадрона Псковского драгунского полка, двух резервных егерских батальонов и батарейной роты №28). Отряд находился в резерве корпуса Витгенштейна и во время сражения при Клястицах (18,19 и 20 июля) подкреплял сражавшиеся войска, при этом в самом действии не был. Однако несколько лейб-гусарских офицеров имели случай отличится, находясь в огне все три дня этого боя. Ротмистр Горленко и штабс-ротмистр Игнатьев, которые и были награждены орденами Св.Владимира 4 степени с бантом; поручик Петрулин награждён следующим чином и поручик Граф Келлер - орденом Св.Анны  3-й степени. Они все состояли в качестве адъютантов и ординарцев при графе Витгенштейне.
После битвы под Клястицами, запасной эскадрон лейб-гусар, под командованием полковника Барона Бенингсена участвовал во всех сражениях и беспрерывных кровавых встречах с французами, постоянно, в авангарде корпуса Витгенштейна.
30 июля дело при мызе Свольны, после которого французы оттеснены до Полоцка.
3 августа при преследовании неприятеля к Полоцку, ротмистром Скобелициным с тремя взводами лейб-гусар удалось разбить аванпосты конных егерей и взять в плен  несколько человек. Поручик Граф Зотов с четвертым взводом неожиданно для французов ворвался в деревню Дернович, застав врасплох противника, рассеял их и взял в плен 60 человек.
5 августа Витгенштейн атаковал Удино, а 6 августа было дано кровопролитное сражение под Полоцком, в котором лейб-гусары были в  самом центре позиции.
За отличие в этом деле офицеры полка получили следующие награды: Полковник Бенингсен - золотую саблю с  надписью "За храбрость"; ротмистры: Игнатьев и Горленко, поручики Петрулин и Граф Келлер - ордена Св.Георгия 4-й степени; ротмистр Скобелицын - Св.Владимира 4-й степени с бантом и поручик Граф Зотов золотую саблю с  надписью "За храбрость".
После сражения 6-го августа под Полоцком, Витгенштейн занял позиции за Дриссой, оградил лагерь окопами и пробыл там до начала Октября, заслоняя собой путь в столицу. Но всё это время не прекращалась малая война и партии лёгкой кавалерии  препятствуя неприятелю фуражировать на правой стороне Двины и делая даже набеги на левую сторону. Лейб-гусары неоднократно участвовали в подобных рейдах и не раз имели кровавые стычки с передовыми французскими войсками.
В начале октября корпус Витгенштейна был усилен прибывшим из Петербурга ополчением и согласно Высочайше начертанному плану, должен был начать наступательные действия. Поэтому 6 октября корпус выдвинулся к Полоцку. Около деревни Громы, авангард был атакован французской кавалерией, однако ему на помощь был выслан Сводный гвардейский кавалерийский полк (три запасных эскадрона Лейб-гвардии гусарского, Лейб-гвардии уланского и Лейб-гвардии драгунского полков). Удачная и своевременная атака этих эскадронов  опрокинула и оттеснила неприятельскую кавалерию.
Сражение продолжалось с равным упорством обоих сторон. Витгенштейн, желая обозреть правое крыло неприятеля, взяв с собой калужский пехотный полк и  сводный Гвардейский кавалерийский полк двинулся к большой Витебской дороге вдоль Двины. В это время кавалерия противника атаковала наше левое крыло и центр позиции и успела даже овладеть одной из наших батарей. Тогда Граф Витгенштейн повернул сводный Гвардейский кавалерийский полк направо и сам повёл его на фланг наступающей французской кавалерии. Атака полка, поддержанная двумя эскадронами Гродненских гусар имела самый решительный успех: потерянная батарея была возвращена, а неприятельская кавалерия большей частью изрублена и захвачена в плен (в том числе взяты в плен французские штаб-офицеры, управлявшие атакой), остатки французской кавалерии прогнаны под выстрелы своих укреплений. Свежая французская кавалерия, высланная, что бы поправить дело, была опрокинута сводным кирасирским и сводным Гвардейским кавалерийским полками, однако собралась под прикрытием своих орудий и снова нас атаковала, но без успеха - обойдённая с фланга лейб-гусарами, она повернула назад и гусары преследовали её вплоть до самых окопов у стен города.
Пока шли кавалерийские рубки, Витгенштейн отвёл корпус к деревне Громы, а авангард (в составе его был сводный Гвардейский кавалерийский полк) остался на виду у неприятельских окопов.
В этом деле отличились все чины Лейб-гвардии гусарского полка, начиная с командующего эскадроном ротмистра Скобелицина до последнего солдата.
Эскадрон раз десять ходил в атаку и всегда одерживал вверх над неприятелем. В последней атаке отбили у французов взятую ими батарею и захватили в плен несколько кирасир. Поручик лейб-гусар Молостов 2-й со своим взводом по приказу вывез, под огнём неприятеля подбитое орудие.
Наградами за это дело было:
Ротмистрам: Скобельцину - чин полковника, Горленке - орден Св.Анны 2-й степени; штаб-ротмистру Петрулину - следующий чин; поручику Графу Зотову, корнетам Молоствову 1-му и Молоствову 2-му - ордена Св.Владимира 4-й степени с бантом.
В сражении 6 октября поручик Граф Зотов ранен палашом в руку.
7 октября пехота авангарда сначала вытеснила неприятеля из укреплённого лагеря в город, а потом силами корпуса Витгенштейн взял Полоцк приступом.
Оставив город, французы отступали к Уле, преследуемые нашим авангардом. 12 октября был настигнут при местечке Селице баварский обоз. Полковник Албрехт с тремя эскадронами сводного Гвардейского кавалерийского полка рассеял прикрытие обоза и отбил всю казну их 6-го корпуса и фургон, в котором найдено 22 баварских знамени.
13-го числа кавалерия авангарда преследовала неприятеля по дороге к местечку Глубокое и отбила у него 8 орудий.
17 октября авангард вытеснил неприятельский арьергард с позиций при Ярковых Стенах и принудил его уйти за Улу в город Лепел. Авангард не останавливался и занял впоследствии местечко Камень. 19-го числа  Полковник Албрехт со сводным Гвардейским кавалерийским полком участвовал в сражении с корпусом Леграна под Чашниками.
С 20 октября полк был послан за речку Лукошлю для наблюдения за движениями противника, что с успехом и выполнил.
31 октября особенно отличились в кавалерийской схватке корнеты: Молоствов 1-й  и Молоствов 2-й, за что произведены в следующие чины.
1-го и 2-го ноября сводный полк участвовал в кавалерийском деле, где отличился полковник Скобелицын, прикрывая с эскадроном лейб-гусар конную батарею, выдержал жестокий ружейный огонь, а когда кавалерия противника кинулась в атаку, он мужественно встретил ёё, а затем опрокинул и прогнал.
За эти успехи полковник получил орден Св.Анны 2-й степени. Ростмитры: Горленко - золотую саблю с надписью "За храбрость", Петрулин - орден Св.Анны 2-й степени, а штабс-ротмистр Граф Келлер - следующий чин.
Двигаясь вперёд корпус Витгенштейна теснил неприятеля.  Сводный полк всегда был в передовом отряде и участвовал в сражениях.
15 ноября - бой при  Старом Борисове.
16 ноября - при Студянках, где свершилась несчастная переправа Наполеона через реку Березина.
Перейдя Березину 20 ноября с армией Графа Витгенштейна, запасной эскадрон Лейб-гвардии гусарского полка преследовал корпус маршала Макдональда и прибыл 1 декабря в Червонный Двор, а 5 декабря выступил к городу Вилькомиру, откуда сводный полк под командованием полковника Албрехта был отряжен 8-го числа к местечку Лукникам, для наблюдения за неприятелем. Далее полк преследуя, пытался не отрываться от бегущего противника и 16 декабря уже переправлялся через Неман в Юрбург (совр. Юрбаркас, Литва) и следуя дальше, настиг неприятеля около Браунсберга, где взял 300 человек пленных и 6 орудий. Запасной эскадрон Лейб-гусар с армией Витгенштейна прибыл 26 декабря к Фридланду (совр. Правдинск Калининградская обл.),  28-го числа к Гейльсбергу и 30-го к Гутштадту, а 31 декабря был расположен с прочими войсками у Прейсиш-Голанд (совр. Польша). Где оставался на квартирах до марта 1813 года. Тогда он прибыл в Калиш и 12 марта соединился с действующими эскадронами Лейб-гвардии гусарского полка в местечке Брудзев.
Как видно запасной эскадрон полка действовал не меньше действующих и принёс прекрасную дань на жертвенник заслуг, оказанных Отечеству победоносными русскими войсками в достопамятной кампании 1812 года.

Вот такое описание боевых действий Лейб-гвардии гусарского полка в кампании 1812 года. Данный текст по праву интеллектуальной собственности мне не принадлежит. При копировании или использовании, приветствуется указание автора текста - Манзей Константин Николаевич генерал-адъютант, генерал от кавалерии.

вторник, 23 апреля 2019 г.

Russian horse Artillery limber. 28 mm. Commissar Miniatures.

Передки русской конной артиллерии. 28 мм. Commissar Miniatures.


      Вот и закончил красить передки для конной артиллерии. В воскресенье даже повоевал этими фигурками. После игры хотел добавить поводья и мелочёвку, но после раздумий отказался от этой затеи. Я и так больше времени уделил на игровуху, чем надо было. 

Фотоотчёт. 

Два передка: конная армейская артиллерия и донская казачья конная артиллерия. Прибыли фигурки ко мне ещё в январе, а вот сделал их только сейчас.


Теперь по отдельности - Донская конная казачья артиллерия.







Артиллерия на позиции.

Конная армейская артиллерия.






Полурота на позиции.

Сравнение с передками пешей артиллерии от Perry Miniatures (посередине). Как видно, размеры идеально совпадают.


     Немного фотографий процесса. Решил немного добавить некоторые детали. Это рычаг усиления идущий от оси к валькам самого передка и там же прицепное устройство спереди и сзади. Всё очень упрощённое. Так же сделал упряжь от первой пары. В наборе эти детали не предусмотрены. В ВК я публиковал новостями, но тут они будут в одном сообщении.
Состояние перед работами.

При работе с передками от Perry Miniatures я использовал толстую нить, ибо часть упряжи уже реализована в металле и нужно было выдержать толщину поводьев. В работе с передками от  Commissar Miniatures я использовал медную проволоку. Две жилки перекрученные друг с другом.

Доработка передков. Рычаги из той же проволоки, но сплющеной при помощи молотка.

Вторые, ближние к передку пары готовы, это было не очень сложно.

А вот далее был долгий разбор имеющихся чертежей 1805 года.

В нескольких фотографиях этапы изготовления упряжи первой пары.



Постоянная подгонка. Соединение всей этой красоты было очень мучительным. Дальнейшие улучшения я уже расхотел делать. Это больше переход от игровой миниатюры в коллекционную.

Заключительный момент - фотосессия.

Спасибо за внимание. Впереди много покраски для Александра Отрощенко. На пару месяцев.









понедельник, 22 апреля 2019 г.

Simple game. GdA.

Простая Игра. Генерал армии.

Отыграли с Ярославом вчера игру. Над легендой не задумывались. Просто расставили террейн, войска (карты тумана войны) и несколько часов занимались игровым процессом и общением.
Кое-что применили из официальных изменений в правилах. Теперь артиллерия стреляет таким образом: три модели орудия со штрафом минус один, четыре модели орудий без штрафа, пять и более моделей орудий, с бонусом плюс один. 12-ти фунтовые орудия получают бонус плюс один. Все эти штрафы и бонусы к результату бросков двух кубиков. Необходимо добавить, что существуют ещё бонусы и штрафы и они аккумулируются. 
Теперь о действиях на игровом столе.

На этот раз, мы заняли всю длину стола. У каждого было в конечном итоге более 20 карт тумана войны, ибо мы к имеющимся, получили ещё дополнительные. Карты почти все пронумерованы. Каждый в родстере отметил, какие подразделения накрывает определённый номер карты.



После первого хода многие карты из-за сближения вскрылись.

Французская тяжелая кавалерия попёрла на русскую лёгкую кавалерию.

Далее пехота.



Я выиграл инициативу во втором ходу и атаковал уланами и гусарами карабинерные полки. Изюмские гусары хорошо провели атаку, польский уланский полк "захромал". В обоих случаях французы контратаковали, но у улан был не очень хороший расклад, они потеряли строй, а карабинеры их атаковали с порывом.

В результате ближнего боя уланы понесли 4 потери, а нанесли всего 1 и отступили. А Изюмские гусары показали себя блестяще, нанесли 6 урона, заставив отступить медные кирасы, но получили как и уланы - 4 урона и отошли за свои линии для построения.

На левом фланге против французской лёгкой кавалерийской бригады оказалась русская пехота.

В центре двумя бригадами русские напирали на французские части.

Манёвры - не все русские бригады подчинялись приказам, впрочем у французов были периодически такие же проблемы.

На правом фланге саксонцы противостоят бригаде полковника Липгарта.

Батальон Московского гарнизонного полка пытался атаковать, но потерпел фиаско и отступил.

Батальоны Преображенского и Павловского полка идут грозными колоннами на французскую гвардию.

Линия польской пехоты против бригады Гурьялова.

23-й конно-егерский полк и конная польская артиллерия.

Командир русского корпуса, граф Остерман-Толстой раздаёт приказания.

Очередная кавалерийская рубка. Карабинеры врубаются в улан, которые не успели построится, а польские кирасиры атакуют Изюмцев, но гусары идут в контр атаку.

Артиллерийская бригада стреляла сегодня не важно, но один раз всё же дали хороший залп.

Русские драгуны и австрийские кирасиры, маневрируя, пытаются выйти к французским частям. Соседняя гренадерская бригада большую часть боя не выполняла приказы, а когда была возможность - проваливала атаки.

На левом фланге без изменений. Застрельщики стреляют из леса по кавалерии, польская артиллерия косит ряды русской пехоты в каре.

В кавалерийской схватке у карабинер и улан ничья, молодцы уланы! Гусары, так же проявляют боевое умение и заставляю ретироваться польских кирасир.

В центре русская пехота пытается давить, но допускает осечку за осечкой.


На правом фланге качели. Саксонцы одним батальоном атакуют Ладосжкий пехотный полк и провалив проверку дисциплины, отступают, русские атакуют батальоном Полтавского полка, но встают потеряв строй.

Изюмские гусары в ударе! Предприняв атаку на личную охрану Наполеона - гвардейских конных егерей - заставляют шассеров ретироваться с поля боя, а в продолжении атаки врубаются в гвардейских улан. Вот это было круто! Правда гвардейским уланам гусары схватку проиграли.

23-й конно-егерский на фланге безуспешно атаковал каре Копорского полка и вынужден был отойти.

А против карабинер начали собираться русские кавалеристы. Пока 1-й батальон Польского уланского полка сдерживал напор кирасир, 2-й батальон улан и 1-й батальон гусар - усилили схватку. А к карабинерам с приказом "Слава" присоединился генерал. Бросили много кубов - ничья 5:5, но карабинеры вынуждены были отойти.

В центре русская пехота неуверенно пытается штурмовать холм. Не хватает буквально чуть-чуть, что бы ворваться на позиции артиллерии. 


На правом фланге продолжение качели, по одному бегуще-отступающему батальону с каждой стороны.

Левый фланг без изменений.

И вот артиллерийская бригада наконец выстрелила, да так смачно, что один карабинерный полк рассеялся по потерям. Правда это был единственный успех русской артиллерии в этом бою.

Русская пехота пытается проявляет инициативу в центре. Атакой Преображенцев отбрасывают гренадер-фузилер гвардии. Но далее следует ряд неудач.

2-й сводно-гренадерский батальон 11-й дивизии проиграл атаку на каре и отступил.

На правом фланге в лесочке сцепились русские и саксонцы в ближнем бою. Саксонцы поле драки ретировались с потерями.

На левом фланге без изменений.

Русская кавалерия строится, артиллерийская бригада стреляет с промахами. В бригаде Гурьялова по потерям рассеян 3-й батальон Рыльского полка, после рукопашной схватки с гвардейцами Наполеона.

Полоса неудач в центре - с большими потерями проваливают атаку Преображенцы. Отброшены 3 батальона пехоты в двух русских бригадах.

Провалены атаки кавалерийской бригады на французов. 

На фланге в обоюдных атаках отходят батальоны обоих бригад.

Тут наступили сумерки и командиры отвели свои бригады с поля боя. Потери у обоих сторон приблизительно одинаковые. Французы потеряли два кавалерийских полка и одного генерала, русские потеряли батальон пехоты. Повоевали здорово. Очень рад за гусар и улан. Они очень упорно дрались и вышли победителями.
А ещё нас посетил Алексей Савенков. По своим делам он приехал с Лангепаса (90 км от Нижневартовска) и посетил нашу игру. Он пока не нашёл единомышленников в своём городе, планирует заниматься античкой. Фото не качественное, отображает как наш Ярослав пламенно рассказывает о варгейме Алексею))))

Вот в принципе и всё, спасибо за внимание!