суббота, 8 июня 2019 г.

Life Guard Ulan regiment. Russia 1812. 28 mm. Perry miniatures.

Лейб-гвардии уланский полк. Россия 1812. 


Ну вот и гвардейские уланы, по заказу Александра Отрощенко, готовы. Улан красить легче, чем гусар. Но гвардейцы отличаются дополнительными элементами - пришлось потрудится. Выше головы я не прыгал, красил в удовольствие, чисто хорошая игровуха. Надуюсь и вам понравится. Планирую отыграть воскресенье двумя полками, а наследующей неделе кавалеристы отправятся к месту постоянного дислоцирования, в Москву. А сейчас встречайте - Гвардейские уланы!












Два полка из гвардейской кавалерии - гусары и уланы.

На следующей неделе анонс - пешая армейская артиллерия, для Александра.



пятница, 7 июня 2019 г.

Боевые действия Лейб-гвардии уланского полка 1805-1812.


Описание боевых подвигов Лейб-гвардии уланского полка.

За основу статьи взял работы:
-        поручика Лейб-Гвардии уланского полка Всеволода Владимировича Крестовского, который по предложению Императора Александра II составил «Историю л.-гв. Уланского Его Величества полка» (1876);
-        генерала-от-инфантерии Боброва Павла Осиповича "История лейб-гвардии Уланского Eе Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полка" (1903).

Все даты в статье по старому стилю.

История уланского полка начинается непосредственно с 1803 года, когда Цесаревич Константин, воплотил свою идею о формировании уланского полка в России. Новый полк начал именоваться - Уланский Его императорского Высочества Цесаревича Константина Павловича полк. Фактически же на формирование улан обратили Одесский гусарский полк, начавший своё формирование в том же году. Штат полка, вместе с нестроевыми, был 1748 человек, строевых лошадей 1406, подъемных лошадей - 118.
Командиром полка был назначен генерал-майор Барон Меллер-Закомельский, известный своим способностью в кратчайшие сроки доводить умение вверенных ему кавалеристов до совершенства.
1805.
Боевое крещение полк принял в 1805 году в Аустерлицком сражении. Третья коалиция проиграла это сражение, но в бою проявилась отвага многих солдат и офицеров русской армии. Непосредственно Лейб-уланы предприняли контратаку на французскую колонну, опрокинули три линии кавалерии Мюрата (первая линия - лёгкая кавалерия, вторая линия - кирасиры, в третьей драгуны) и маневрируя между свернувшимися в каре подразделений пехоты, ворвались на французские батареи. В бой улан направил лично Цесаревич Константин, обращаясь к кавалеристам он сказал:
- Ребята! Помните, чьё имя вы носите! Не выдавай!
- Рады умереть! воскликнули все в один голос - и сдержали слово.

 В завязавшейся рубке уланы не были поддержаны кавалерией Лихтенштейна и вынуждены были отступить, при организованной на них, генералом Келлерманом, атаки со всех сторон драгунами. Это был подвиг полка, но отвага и смелость проиграли неопытности. Вдобавок ко всему выяснилось, что подаренные атаманом Платовым 300 лучших донских лошадей, оказались неспособные к мундштуку, закусив удила, уносили всадников в середину неприятеля. Сам генерал-майор Барон Меллер-Закомельский в бою был ранен и попал в плен. Потери полка составили убитыми и без вести пропавшими 28 офицеров, 680 солдат и столько же лошадей в двух батальонах. Подвиг полка был высоко оценён, но после окончания войны сделаны организационные выводы. Хороший опыт приходит после горьких поражений.
За Аустерлицкое сражение полк получил в награду за отличие 24 серебряные трубы с орлами. За доблесть и отвагу  полковник Граф Мантейфель награжден орденом Св.Георгия 4-й степени. Награждены:
Орденами Св.Владимира 4-й степени с бантом: полковник Чаликов и полковник Граф Гудович.
Золотой саблей "За храбрость": полковник Бибиков, майор Фридерици; ротмистры: Мезинцев, Ганеман, Григорович; поручики: Даниленков и Мейер 1-й; корнеты: Родионов, Лопатинский, Стражинский.
Поимённый список отличившихся - 36 штаб- и обер-офицеров, 220 нижних чинов.
С 1806 года, полковым командиром назначен полковник Чаликов, с этого момента полк доукомплектовался и начал проходить очередное обучение, под непосредственным руководством Цесаревича Константина.

1807
Второй раз понюхали порох Лейб-уланы под Фридландом 1 июня 1807 года. Высокая выучка и храбрость позволила опрокинуть саксонских драгун и гусар корпуса маршала Ланна. Второй день выдался уже не таким удачным. Полк вместе с остальной лёгкой кавалерией русской армии, действовал в основном против тяжёлой кавалерии неприятеля. Бой для кавалерии в течении всего дня продолжался с переменным успехом, но в общих итогах, русская армия проиграв сражение, отступала. Некоторые русские части оказались отрезанными в городе, в том числе и Лейб- уланский полк. Уланам удалось вырваться из окружения вплавь, к тому же оказывая помощь пехоте. 1-2 июня 1807 года стоил уланам, кроме 4 раненых офицеров, убитыми и ранеными:, 16 унтер-офицеров, 4 музыкантов, 53 рядовых, 7 нестроевых и 262 лошади.
За отличия под Гейльсбергом и Фридландом Орденом Св.Георгия 4-й степени награждены: полковник Чаликов, подполковник Шульгин, майор Мезенцев, ротмистры Владимиров и Вуич. Орденом Св.Владимира 3-й ст. полковник Чаликов, Св.Владимира 4-й степени шесть ротмистров и корнет Стражинский. Орденом Св.Анны 3-й степени: 8 поручиков и 19 корнетов. Золотой саблей "За храбрость" - штабс-ротмистр Гундиус, 8 поручиков и 4 корнета. Помимо офицерских наград за кампанию 1806-07 года пожалованы 182 нижним чинам знаки Военного Ордена.

1808-1809
В 1808-09 году, 2-й батальон полка принял участие в финляндской компании, но уже в следующем году этот батальон отошел на формирование Лейб-драгунского полка. За участие в этой кампании, удостоились наград все четыре командира эскадронов 2-го батальона. 16 нижних чинов награждены знаками Военного ордена. Выбывших убитыми, ранеными и пропавшими без вести - более 100 человек.


В 1809 году Императору Александру Павловичу благоугодно было даровать Лейб-Уланскому Цесаревича полку права и преимущества старой гвардии. В то время гвардейские полки, как в тяжёлой, так и в лёгкой кавалерии, имели по 5 эскадронов, из них - один запасной. Поэтому вместе с получением новых преимуществ полк был разделён на две части. Первый батальон был назван Лейб-гвардии уланским, а второй Лейб-гвардии драгунским полками.

 1812.
По послужному списку от 1811 года, видно, что большинство офицеров и рядовых (за исключением рекрут пришедших после Тильзитского мира), значащихся в составе полка прошло хорошую боевую школу в недавних войнах, к тому же к ним добавлены ещё старослужащие нижние чины гусарских полков, присланные осенью 1811 года.
17 марта 1812 года полк, в полной походной форме и с новыми флюгерами выдвинулся в составе 4 эскадронов на Оникшты (совр. Аникщяй, Литва), куда прибыл 20-го апреля.
9 июня Лейб-гвардии уланский полк выступил на Ширвинты. В своём составе он имел 806 нижних чинов, 585 строевых лошадей и 88 офицеров.
13 июня лейб-уланы прибыли в г.Новые Троки, где соединился с авангардом Князя Шаховского. На другой день два эскадрона (1-й и 3-й) были посланы вместе с лейб-гусарами для открытия сообщения с корпусом Багговута. С этого момента русские части начинают постоянное маневрирование под натиском армии Наполеона.


Дело у  Давигоне.
Первое боевое столкновение полка произошло 15 июня у местечка Давигоне. Настигнутые русские силы гусарами Брюера, приняли арьергардный бой. Гвардейские уланы с гвардейскими казаками, в течении нескольких часов, вели обоюдные атаки с неприятелем, позволив уйти нашей пехоте и обозу без потерь.
В бою штабс-ротмистр Ключевский увлёкся атакой и попал в окружение, рядовой Косой явился помочь офицеру, но под ним была убита лошадь. Ключевский вырвался из лап неприятеля, а рядовой Косой, получив 11 сабельных ударов попал в плен. Однако ночью, ему удалось бежать и пройдя 9 вёрст присоединится к своему полку.
В этом деле в полку было убито 2 и ранено 6 улан.
1-я Западная армия продолжала отступать к Дрисскому лагерю, 21 июня у Даугелишках лейб-уланы присоединились к полкам 1-го кавалерийского корпуса и поступил в состав арьергарда главной колонны под начало генерала Корфа.

Дело на реке Десне у Кочергищек.
23 июня у деревни Старые Даугелишки арьергард барона Корфа был атакован бригадой лёгкой кавалерии генерала Сюбервика, составлявшей авангард резервной кавалерии Мюрата. Снова целый день сражались кавалеристы.
Лейб-гвардии уланский полк прикрывая отход Елисаветградского гусарского полка, поэскадронно атаковал французскую колонну кавалерии, пытавшуюся переправится через Десну. Несколькими последовательными атаками полк опрокинул неприятельскую кавалерию и гнал до самых батарей, попав под картечные выстрелы, однако удержал впоследствии свои позиции. В этот день полк потерял 7 человек убитыми, 15 ранеными, лошадей убито, ранено и пропало без вести 18.
Командующий 1-й Западной армией Барклай-де-Толли, будучи в Дрисском лагере, принял решение отступать к Витебску.

 Дело у Бабиновичи, 12 июля 1812.
Полковник Мезенцев дождавшись сумерек и получив сведения о немногочисленности французского отряда, занявшего местечко Бабиновичи, атаковали французов. После преследования в течении 2-х верст, вернулись на свои позиции. В плен было захвачено 2 офицера, 1 трубач и 46 рядовых французских кавалеристов.
Полк получив подкрепление конно-польский и Донской казачий Родионова полки, оставался по приказанию в Бабиновичи ещё несколько суток, а 16-го числа направился на соединение со своим корпусом.
После дела в Бабиновичах, Лейб-гвардии уланский полк находился постоянно в составе 1-го резервного кавалерийского корпуса и принимал участие во всех делах, с прочими полками, входивших в его состав.
В эти дни, когда гвардейские уланы занимали особый пост в Бабиновичах, происходили упорные сражения: 13-го июля в Островне в корпусе Остермана-Толстого, 14-го у деревни Какувячина дивизии Коновицина, а 15-го в авангарде Палена, который отступая шаг за шагом, подошёл вечером к позиции главных сил на Лучосе. Неприятельская кавалерия, неосторожно преследовавшая корпус Палена у Гапановщизны попали в засаду нашей кавалерии и 7 французских эскадронов было рассеяно. После чего началось отступление армии от Витебска к Смоленску.
Барклай-де-Толли прибыл в Смоленск 20 июля, Багратион 22-го, 1-й резервный кавалерийский корпус прибыл 20-го в село Холм, имея свои посты при Поречье. Затем 1-й кавалерийский корпус маневрировал, но 27-го числа вернулся к селу Лаврову и отдыхал там до 1-го августа.
1-го августа 1-й кавалерийский корпус выдвинулся на новые позиции под Смоленском. 2-го августа стало известно об отступлении дивизии Невероского, под ударами кавалерии Мюрата. 36 часов на протяжении 45 верст шло отступление, наши потери составили 1500 человек и 5 орудий. 3 августа в два часа дня, не доходя двух вёрст до Смоленска дивизия Неверовского соединилась с шедшим навстречу корпусом Раевского.
1-й кавалерийский корпус к этому времени сменили позицию, сделав движение в 40 вёрст и 5-го августа остановились на правом фланге пехоты за Лыкошиной мызой, где и оставался во время сражения за Смоленск.
После оставления Смоленска 1-й кавалерийский корпус прикрывал с фланга отступление наших пехотных корпусов до Лубина, но в боях участия не принимал. Далее армия отступила до Бородина.

Бородинская битва, 26 августа.
 22-го, 23-го и 24-а августа 1-й кавалерийский корпус, действуя в арьергарде главных сил имел несколько стычек с авангардом неприятельской кавалерией. Гвардейские уланы, в ходе этих небольших дел, потерь не имели.
26-го августа Гвардейские уланы в составе корпуса Уварова совершили обходной манёвр и ударили во фланг армии Наполеона. Лейб-уланы поддерживали атаки Елизаветградских гусар, гвардейских казаков и гусар.
За всё время с начала боевых действий Лейб-гвардии уланский полк непосредственно не принимал участия в крупных сражениях, ограничиваясь мелкими стычками и прикрытием и поэтому после Бородинского сражения имел общие потери за два месяца 14 человек убитыми, 37 ранеными, 12 без вести пропавшими. Лошадей выбыло из строя не более 70. Т.е. полк после первой половины Отечественной войны 1812 года, оставался свежий.
Далее последовало отступление на Можайск, а после на Москву. Гвардейских улан назначили в арьергард Милорадовича, и в первый же день назначения завязалось жаркое дело.

Дело у Села Крымского 29 августа.
Настигнутые кавалерией Мюрата, при поддержке корпуса Даву, французы атаковали наш арьергард, но не имели успеха, поскольку были встречены грамотным сопротивлением и контратаками всех русских сил арьергарда Милорадовича. Гвардейские уланы потеряли в этот день нижних чинов 28 убитыми, 31 ранеными, лошадей убито 24. Тяжело раненный корнет Панов, скончался на позиции.
Отступая до Москвы, 2-го сентября, прикрывая армию генерал Милорадович вступил в переговоры с Мюратом и заключил перемирие на один день. 3-го сентября главные русские силы были уже в 20 верстах от Москвы и к вечеру, дав жителям столицы уйти подальше от неприятеля, начали движение, соединившись с арьергардом Милорадовича. Новый арьергард составили 7-й пехотный и 4-й резервный кавалерийский корпуса под начальством Раевского.
Арьергард Раевского начал прикрывать отход главных сил, а арьергард Милорадовича  оставлен для наблюдения за старой и новой Калужской дорогой на реке Десна. Милорадович, согласно указаниям отрядил часть кавалерии и у него под командованием остались несколько пехотных полков, артиллерия, Лейб-гвардии полки - уланский и гусарский, Нежинский драгунский и один казачий полк.
В это время в Лейб-гвардии уланском полку состояло строевых налицо: штаб-офицеров - 3; обер-офицеров 19, унтер-офицеров 43, трубачей 8, рядовых 348 (всего 421 строевых). Спустя месяц число рядовых уменьшилось ещё на 30 человек.
Следующее дело было 15-го сентября. По небрежности аванпостов двух башкирских полков, недавно прибывших к армии, Милорадович был застигнут врасплох у Красной Пахре неприятелем. Лейб-гусарский и Лейб-уланский полки обеспечили отступление Милорадовича к Красной Пахре. Невзирая на численный перевес французов, наша конница удачными атаками остановила и опрокинула противника и под картечью удерживала место до прибытия другой русской кавалерии. В этом деле Маркиз де-Буазон с Лейб-эскадроном ударил во фланг неприятельской линии, опрокинул три эскадрона и преследуя бегущих, взял в плен 1 унтер-офицера и 20 рядовых. На следующий день, 16 сентября арьергард отступил к деревне Чирково. 17-го сентября атаковали с успехом французов и вытеснили их из леса, однако кавалерия в этом участия не принимала.
20-го сентября главные силы отступили в Тарутино, арьергард Милорадовича, состоявший из 8-го корпуса и всей лёгкой кавалерией под начальством Корфа. 20 и 21 числа, Милорадович, теснимый французским авангардом, отошёл к Спас-Купле.

Дело у Спас-Купли на Чернишне 21-го и 23-го сентября.
Милорадович у Спас-Купле на высоте поставил 14 орудий конной артиллерии, неприятель против неё выставил 18 орудий, открывших огонь на довольно близком расстоянии. Однако наша батарея удачными действиями заставила французскую артиллерию отступить назад, подбив 3 орудия и взорвав 4 орудийных ящика, после чего наша артиллерия перенесла весь огонь на кавалерию неприятеля, в следствии чего они так же отступили.
На следующий день французы возобновили атаку и Лейб-уланы приняли в этом бою деятельное участие. Гвардейские уланы нанесли три удара: по приказанию бригадного командира генерал-майора Шевича, уланы через лес, под картечным огнём стремительно ударили в колонны латников, улан и гусар и за несколько минут опрокинул их. Построившись гвардейцы повторили атаку на неприятеля, теперь собравшегося атаковать в тыл полку. Опрокинув их, преследовали пол-версты. При третьей атаке, неприятельская кавалерия не стала дожидаться, а сразу отступила. Уланы преследовали их, пока не был дан сигнал "аппель".
Фельдмаршал Князь Кутузов, по Высочайше данной ему власти пожаловал офицерам Лейб-гвардии уланского полка, отличившихся в сражении 22-го сентября 1812 года "мужеством и храбростью", следующие ордена:
-        полковнику Гиндиусу, ротмистрам: маркизу де-Буа-Сезону и Колчевскому 1-му; штабс-ротмистрам: Жеребцову, Мейеру 2-му, Виучу 2-му, поручику Воейкову - Св.Владимира 4-й степени с бантом..
-        поручику Маркову, корнетам: Карачарову, Вейсу, Крылову, Черкасову, барону Большвингу, князю Эристову, Степанову - Св.Анны 3-й степени
-        ротмистру Заборинскому 3-му - золотую саблю "за храбрость".
Следовательно, все офицеры находившиеся в этот день в строю, получили награды, кроме полковника Мезенцева, который за Бородино был награжден орденом Св.Анны 3-й степени, когда остальные не получили ничего. Нижних чинов, бывших для других примером во всех атаках наградили знаком Военного Ордена - 52 человека.
В деле 22-го сентября выбыло из строя нижних чинов: убитыми -7; ранеными - 15 (столько же, как при сражении 23-го июня на р,Десне).
 Милорадович, находясь в одном дне перехода от главных войск, 25-го сентября отступил за р.Чернишну и встал в верстах 3-х перед Тарутино. Накануне 8-й корпус и 1-яй резервный кавалерийский корпус были посланы на соединение с армией. У Милорадовича оставались только казаки и два кавалерийских корпуса (2-й и 3-й).
В Тарутинском лагере Лейб-гвардии уланский полк отдыхал почти неделю, с 24-го по 30-е сентября. В лагере полк не получил необходимого пополнения и его силы составляли 2/3 от списочного состава. Полки 2-го и 3-го кавалерийских корпусов вообще в составе имели не более половины списочного состава и из них составили один 2-й корпус.
4-го октября Лейб-гвардии уланский, гусарский и драгунские полки и Нежинский драгунский с полубатареей выдвинулись к селу Спасскому на соединение с казачьими полками и поступили под команду генерала-майора Графа Орлова-Денисова.

Сражение под Тарутино или на реке Чернише 6-го октября 1812 года.
С вечера 5-го октября 10 казачьих полков, под начальством Графа Орлова-Денисова, которому подкреплением дана легкая кавалерийская дивизия и 20-й егерский полк, с единственной конной и пешей артиллерией приблизился скрытно ночью к левому флангу французов и с утра 6-го октября атаковали во фланг авангард Мюрата. Остальная армия атаковала во фронт с запозданием, отчего Мюрату удалось спасти почти все свои силы. Однако сражение было выиграно и войска возвратились в Тарутинский лагерь с поднятым боевым настроением. В данном деле Гвардейские уланы стояли в прикрытии артиллерии, а затем рассыпавшись во фланкеры преследовали отступавшего неприятеля, отброшенного другими русскими кавалерийскими полками.
С 6-го октября армия Наполеона начала отступление из Москвы. Барон Меллер-Закоммельский со своим корпусом для разведки был направлен к Малоярославцу. В пути он находился 11-го и 12-го октября с небольшими привалами.

Сражение при Малоярославце 12 октября 1812 года.
1-й кавалерийский корпус счастью казаков составляли правый фланг нашей армии и подкрепляли стрелков. Сражение в городе развернулось ожесточённое. Малоярославец пять раз переходил из рук в руки, однако для действий кавалерии там места не было. После полудня, когда к месту сражения подоспел корпус Раевского, город в шестой раз перешёл в наши руки. Затем подоспел с подкреплением, ранее, чем ожидалось - Милорадович, пройдя за сутки 50 вёрст. Гвардейские уланы, с прочими полками 1-го корпуса, заняли левый фланг расположения наших войск. Ночью город опять отошёл к французам. Потери Лейб-улан составили убитыми 6 человек, ранеными 4, потеряно несколько лошадей.

Сражение за Малоярославец стал переломным моментом в ходе войны. С 13-го октября армия Наполеона только отступала, а русская армия её преследовала. Во время этого преследования гвардейские уланы в течении первых двух недель находился в составе главных сил армии. 18 октября 1-й кавалерийский корпус поступил в состав авангарда Милорадовича. Но Лейб-гвардии уланский полк с казачьим полком Данилова оставался при 8-м пехотном корпусе. Продвигаясь вперёд, полк переходил под командование Платова, но в сражении под Вязьмой, 22-го октября, успел только на заключительный момент и участия в бою не принял.

Дела при Красном 3-го, 4-го, 5-го и 6-го ноября.
Сражение началось с боевого контакта авангарда Милорадовича, который ограничился артиллерийским обстрелом и захватом обоза, пропустив колонну Наполеона в город. После прохождения колонны, остальные силы были атакованы 1-м кавалерийским корпусом. Гвардейские уланы, под командованием полковника Меллера лихой атакой рассеял две колонны противника и взял в плен около 500 человек. Для преследования отступавшего врага были отправлены Елисаветградский и Сумской гусарские полки.
 В ночь с 3-го на 4-е ноября казачий отряд Ожаровского был застигнут врасплох молодой гвардией Наполеона и полностью разбит. Расположившись на бивак и не выставив постов, Ожаровский потерял убитыми, ранеными и захваченными в плен больше половины отряда.
4-го числа Милорадович обстрелял колонну Вице-Короля, после чего послал парламентёров для переговоров о сдачи в плен, однако Вице-Король решил пробиваться. Богарне это удалось с остатками сил, остальные сдались в плен. Лейб-уланам не довелось принять участия в этом деле.
5-го числа Милорадович расстреливал колонну корпуса Даву. По распоряжению Кутузова не стал перерезать ему путь. Однако арьергард французов всё равно попал в окружение. По сведениям Михайловского-Данилевского: едва прошёл Даву, как Лейб-гвардии уланский полк атаковал неприятельскую пехотную колонну, французы свернулись в каре, которое под ударами пик и сабель было рассеяно; во время преследования взято в плен: 1 штаб-офицер, 3 обер-офицера и до 100 рядовых. Остальные подразделения русской армии так же успешно атаковали и сломили противника. Потери французов составили 6000 пленных и 45 орудий (по другим данным  7000 пленных и 48 орудий). Кроме того лично возглавивший общее наступление императорской гвардией Наполеон, не смог сломить ставших в оборону русские корпуса. Ближе к полудню Наполеон начал отступление. Молодая гвардия Императора потеряла половину своего состава от артиллерийского огня и контратак русской армии. Кроме того Галицын обрушился на арьергард Фридриха, который был полностью изрублен. Маршал Ней, из Смоленска продолжал марш на Красный, не зная, что Великая Армия ушла дальше на запад, а дорога полностью перерезана нашими частями.
6-го числа боевое столкновение с 3-м корпусом маршала Нея. Французский военачальник отказался от почётной сдачи и пошёл на прорыв, после безуспешной атаки, маршал с остатком корпуса перешёл Лосьминку у Сырокоренья и по тонкому льду переправился через Днепр, потеряв множество людей утонувшими в полыньях. До Наполеона он добрался в Орше, 8 ноября, сохранив лишь 800-900 человек.
В этот день Лейб-уланы бросились на ближайшую колонну маршала Нея, шедшую в атаку, на прорыв. Колонна уже потеряла строй и французы не смогли свернуться в каре. Ворвавшийся в гущу французов корнет Горчаков с одним рядовым, схватил орла и успел передать его корнету Большвингу, а сам изрубил двух нападавших на него гренадер. При стремительной атаке, уланы отбили 5 орудий и их отвёз корнет Хвостов. В это время появилась ещё одна неприятельская колонна, спешившая для поддержки уже рассеянных французов. Гвардейские уланы, мгновенно построившись, пошли в атаку на вторую колонну и принудили их сложить оружие, при чем взяты были в плен 29 штаб- и обер-офицеров 256 человек нижних чинов.
Наполеон проиграл сражение при Красном. Клаузевиц оценил потери французской армии за 4 дня боёв в 33 тыс. человек и 230 орудий. Русская армия потеряла 2 тысячи человек.

7 ноября полковник Лейб-гвардии уланского полка Гундиус был назначен с тремя эскадронами: Лейб-гвардии гусарского, под командование Акинфьева, Лейб-гвардии драгунского, под командованием штабс-ротмистра Графа Гудовича и Лейб-гвардии уланского поручика Маркова для открытия неприятеля в трёх верстах от нашего бивака. Открыв неприятельскую колонну при содействии Лейб-гвардии гусарского штабс-ротмистра Акинфьева, принудил сдаться добровольно и сложить оружие; таким образом он привёл в главную квартиру пленными: 6 офицеров, двух докторов и до 2500 нижних чинов.
В дни 3-го, 5-го и 6-го ноября Лейб-гвардии уланский полк прославился своими выдающимися боевыми подвигами, понеся значительные потери при преследовании противника, начиная с 22 октября. Из числа офицеров под Красным ранены трое: ротмистр де-Буа-Сезон, корнеты Иосселиан и Вейс; из числа нижних чинов - убиты 12 и ранены 17. Лошадей выбыло из строя убитыми, ранеными и пропавшими без вести - 37.
Император Александр за славные дела при Красном, по представлению Милорадовича всем офицерам Лейб-гвардии уланского полка пожаловал награды:
Св.Георгия 4й степени: полковники Меллер и Гундиус, ротмистр де-Буа-Сезон и корнет Корачаров.
Орден Св. Владимира 3-й степени - полковник Мезенцев.
Орден Св. Владимира 4-й степени с бантом: ротмистр Жаке 2-й, штабс-ротмистры Горленко и Раевский 2-й, корнет Корачаров.
Золотой саблей, с надписью "За храбрость": полковник Мезенцев, ротмистр Журавлёв, штабс-ротмистр Сиверс, поручики: Вындомский меньшой, Марков 2-й и Хвостов, корнеты: Вейс, Большвинг и Корачаров.
Орден Св.Анны 2-й степени, украшенный алмазами - полковники Потапов, Меллер и Гундиус, ротмистр Мейер 1-й и штабс-ротмистр Колчевский 1-й.
Орден Св. Анны 2-й степени: ротмистры Заборинский 3-й, Виуч и Жаке 2-й, штабс-ротмистры: Мойер 2-й, Горленко и Раевский 2-й.
Орден Св. Анны 3-й степени: штабс-ротмистр Крещенский, поручики: Крылов, Черкасов и Хвостов, корнеты Вейс и Большвинг.
Кроме того орденом Св.Владимира 4-й степени без банта награжден полковой казначей штабс-ротмистр Егоров.
Произведены в следующие чины: поручик Воейков и корнет Корачаров. Последний, как видно, получил за сражение под Красным четыре награды. Отличившиеся нижние чины получили знаки Военного Ордена.
Сражением под Красным для Лейб-гвардии уланского полка собственно вся компания 1812 года и закончилась. 11-го ноября Гвардейские кавалерийские полки прибыли в Копыс, где разошлись по близлежащим деревням на зимние квартиры. В каждом эскадроне к тому моменту было не более 50 человек, способных сражаться. Лошади выбились из сил, ибо уже давно, при недостатке фуража, уничтоженного неприятелем, приходилось кормить соломой, снятой с крыш домов.
 За компанию 1812 года, в 1814 (по другим данным в апреле 1813) году Лейб-Гвардии Уланскому полку назначены (но так и не выданы в полк) Георгиевские штандарты, 1 белый и 5 зеленых с надписями: “За взятiе при Красномъ непрiятельскаго знамени и за отличiе при пораженiи и изгнанiи непрiятеля изъ пределовъ Россiи”. Но в 1817 году, взамен этих, выданы Георгиевские штандарты нового образца, с той же надписью.

Действия запасного батальона Лейб-гвардии уланского полка в 1812 году.
С запасным эскадроном полковника Володимирова полк расстался 16 марта. Этот эскадрон влился в состав сводного гвардейского кавалерийского полка под командованием полковника Лейб-гвардии драгунского полка Альбрехта. Сводный полк состоял из трех запасных эскадронов Лейб-гвардии гусарского, Лейб-гвардии уланского и Лейб-гвардии драгунского полков. Полк вошел в состав 9-1 кавалерийской дивизии под руководством генерала-майора Князя Волконского и отправлен в Дрисский лагерь.
Сводный гвардейский кавалерийский полк выступил из Стрельны 17 апреля и прибыл в Дриссу в середине мая. При этом запасном эскадроне гвардейских улан состояло в строю: 1 штаб-офицер, 4 обер-офицера, 17 унтер-офицеров, 134 рядовых и 128 лошадей. В Стрельне, на постоянных квартирах в виде резерва, была оставлена команда гвардейских улан из 80 человек нижних чинов и 60 лошадей, при двух офицерах - поручик Шишкин 1-й и корнет Шишкин 2-й.
В начале июля, после вторжения Наполеона, корпус Витгенштейна отошел к крепости Динабург и имел арьергард Кульнева в Балине.
Пока части аванпостные корпуса маневрировали, французский маршал Удино, 14 июля, занял Полоцк и Дисну.
Отряд генерала-майора Балка (7 батальонов, 5 эскадронов и 6 орудий) усиленный Сводно-гвардейским полком и одним эскадроном Псковских драгун, наблюдал за рекой Дрисса от Сивошина до Волынцев. С ним 15-го числа соединился авангард Кульнева.
Между тем, Удино продолжал двигаться по направлению Петербурга. 18-го числа он переправился через Дриссу у Сивошино, прикрываемый с лева отрядом Корбино. Отряд Корбино, в 5 вестах от Волынцев, вступил в жаркое дело с конницей Кульнева и Балка. Неприятель потерял только пленными 167 человек, в том числе 3 офицера.
Далее Витгенштейн двинулся на Клястицы. В сражениях при Якубове 18-го июля и Клястицах 19-го июля, сводные гвардейские кавалерийские полки (лёгкий и кирасирский) по свойству местности, лесистой и болотистой, участия не принимали. Французы в сражениях потерпели поражение и Удино отступил за р.Дриссу и занял крепкую позицию. Генерал Кульнёв, ослушался приказа и атаковал, возглавив авангард, французов. Атака была отбита, 3 орудия потеряны, часть пехоты, не успевшая попасть на мост - потоплена. Приведённый в отчаяние неудачей, случившейся по как собственной неосторожности так и нерешительности командованием пехотного генерала, Кульнёв слез с лошади и шёл в последних рядах отступающих. В тот момент, когда он остановился у одного из орудий, он был смертельно поражён ядром, оторвавшем ему обе ноги. Так погиб один из наиболее популярных героев кавалерии.
20-го июля Витгенштейн нанёс ещё одно поражение французам при Головчизне.
После ряда неудач, дорого стоивших французам, Удино отступил к Полоцку. Витгенштейн преследовал его, кавалерия выслана по дорогам ведущим к Волынцам. Полоцку и Невелю. Полковник Альбрехт, 27 июля, вместе с двумя эскадронами (Лейб-гвардии уланского и Лейб-гвардии драгунского полков) и одним батальоном егерей переправился через Двину, захватил у неприятеля лодки и материалы, необходимые для обустройства переправы. 28 июля полковник Альбрехт с теми же двумя эскадронами и полусотней казаков проводил разведку у Бельмонта, обнаружив польские скопища, собравшиеся в окрестностях этого пункта.
Тем временем Удино был усилен войсками Сен-Сира и 30 июля перешёл в наступление. В деле у Свольны он потерпел неудачу и отошёл к Волынцам. Русские войска оставались у Свольны, куда 31 июля вернулся Альбрехт, захватив 80 пленных, в числе которых был брацлавский под-перфект Мануцци.
С усилением 1-го корпуса отрядом Гамена из Динабурга, Витгенштейн 2-го августа перешёл в наступление, оттеснив Удино до самого Полоцка к 4-му августу. Французы оставили в наших руках до 1500 пленных, большую часть которых пленил запасной эскадрон гвардейских улан Володимирова.
В течении двух дней сражения за Полоцк 5-го и 6-го августа, гвардейские уланы и драгуны были в постоянных форсированных передвижениях и во второй линии, поэтому участия в деле не принимали.
Второй день сражения окончился для нас неудачей. Витгенштейн отступил за р.Дриссу и остановился у Сивошина и в Сокольниках, укрепив позицию. Войска Сен-Сира оставались у Полоцка. В таком положении обе стороны оставались до 4-го октября, ограничиваясь малою войной. В продолжении двух месяцев было несколько стычек наших улан с неприятельскими партиями, ходившими на фуражировки.
Появление в конце августа больших сил неприятеля побудило Графа Витгенштейна отрядить конный отряд под командой казачьего полковника Родионова 2-го. В его команду кроме собственного полка вошли по одному эскадрону гвардейских улан, гвардейских драгун и Рижских драгун. 22-го августа отряд перешел через р.Двину у Дриссы и разбил один из неприятельских маршевых батальонов, захватив в плен 50 человек. Затем вернулся в лагерь, где укрепился ещё тремя эскадронами драгун и выдвинулся в противоположную сторону, к Невелю. И здесь, рассеяв несколько французских партий, разбил 9-го сентября неприятельский отряд и захватил большое количество пленных, скот и разные продукты, которые за неимением подвод, были уничтожены. В этих поисках Лейб-уланы потеряли убитыми 2 человек и ранеными 9, лошадей потеряно 17.
В начале октября Витгенштейн начал наступление. 6-го и 7-го числа разгорелось второе сражение за Полоцк. При движении сводный гвардейский полк шел в авангарде. Во время манёвров, наши войска были атакованы во фланг французской кавалерией. Полковник Альбрехт повел сводный гвардейский полк в контратаку и принудил отступить неприятеля, при этом удержав высоты до подхода нашей пехоты и батарей под жестоким пушечным огнём.
Два эскадрона: лейб-уланы и польские уланы были отправлены для прикрытия фланга. В сводном полку оставались лейб-гусары и лейб-драгуны.
После полудня Граф Витгенштейн отправился с пехотным полком и двумя эскадронами Альбрехта с целью обозреть правое крыло позиций Сен-Сира. Заметив это движение, несколько эскадронов конных егерей и улан неприятеля , захватив нашу батарею, ударили с флангов, с одной стороны на лёгкую роту, с другой стороны - на два эскадрона сводного гвардейского полка (лейб-гусары и лейб-драгуны). В этот решительный момент сам главнокомандующий повёл гвардейские эскадроны в контратаку с фланга помогали Гродненские гусары. Атака французской кавалерии, как и захваченные ими орудия были отбиты. Ещё одна атака французской кавалерии на 6-ю дружину ополчения была отбита Могилёвским пехотным полком и подоспевшими Гродненскими гусарами. После таких потерь, французская кавалерия на правом фланге в сражении больше участия не принимала. В центре попытка неприятельской кавалерии организовать удар, были пресечены действиями сводных кирасирского и сводного гвардейского кирасирского полков, одного эскадрона польских улан и двух эскадронов Гродненских гусар. Вся эта кавалерия опрокинула неприятеля и гнала до самых ворот Полоцка.
На следующий день Сен-Сир предпринял отступление, а Витгенштейн начал штурм города. Сводный гвардейский полк вместе с Польскими уланами, сначала прикрывали наших стрелков, а затем гвардейские уланы и гвардейские драгуны ворвались в город и гнали неприятельских стрелков до самого моста.
За отличие в сражение за Полоцк 6-го, 7-го и 8-го октября получили награды все офицеры запасного эскадрона: ротмистр Заборинский -орден Св.Анны 2-й степени, штабс-ротмистр Глазенап 2-й и поручик Глазенап 3-й - орден Св.Владимира 4-й степени с бантом, корнет Лесников - следующий чин и корнет Ивановский - орден Св.Анны 3-й степени.Нижние чины получили знаки отличия Военного Ордена.
Наступление Витгенштейна затруднялось, постройкой мостов и плохим состоянием дорог. 12-го октября, баварский генерал Вреде, атакованный авангардом корпуса Графа Штейнгеля, бросил обоз почти без охранения. Альбрехта с гвардейскими уланами и гвардейскими драгунами были посланы для овладение эти обозом. При деревне Кулибичи сводные гвардейские кавалеристы захватили множество повозок с казной и 22 баварскими знамёнами.
18 октября Сен-Сир соединился с корпусом Виктора, численность которого достигла теперь 36 тысяч человек. У Витгенштейна даже после соединения со Штейнгелам, численность не превышала 33 тысяч человек, таким образов Витгенштейн не мог отрезать Сен-Сира от Наполеона и отбросить его на Неман.
Витгенштейн не знал о прибытии Виктора и наступал к Чашникам двумя колоннами, имея сильный авангард.
Виктор, как старший, принял командование над обоими корпусами, но не успел собрать воедино все войска под Чашниками, когда был атакован 19 октября, потерпел неудачу и отступил в Сенно, для сближения с Наполеоном прикрывая его фланга и отступающих остатков. Между тем Удино принял у Сен-Сира командование. Наполеон приказал двум маршалам: Удино и Даву, атаковать Витгенштейна и отбросить его к Двине, для облегчения отступления Великой армии через Березину. При Смоляницах Виктор атаковал Витгенштейна в тот день, когда Наполеон 2-го ноября оставил Смоленск, но потерпел неудачу и отступил.
В обоих сражениях на р. Лукомле при Чашниках и Смоляницах, эскадрон Лейб-гвардии уланского полка, будучи в резерве, участия не принимал. Были лишь небольшие столкновения с немецкой конницей.
Витгенштейн далее находился в бездействии до 10 ноября, затем двинулся к Борисполю. Под вечер 15 ноября, Витгенштейн встретил дивизию корпуса Виктора со множеством повозок и безоружных людей. После появления партизанских отрядов Сеславина, французы оказались в окружении и Портуно на другой день 16 ноября сложил оружие.
Оставив часть своего корпуса у Борисова, Витгенштейн с оставшимися войсками (14 тыс. человек) двинулся к Студянке. В составе этих войск были Лейб-уланы. Упорный бой против Виктора продолжался до вечера. В это время остатки большой армии, понеся огромные потери (до 20 тыс. человек) пленными, убитыми и потонувшими в реке в три дня у Борисова и Студянки, уходили к Зембину; ночью с 16-го на 17-е переправился на правый берег Виктор, а 17-го, около 9-ти часов утра, мосты были сожжены, заранее приготовленными горючими веществами.
Витгенштейн переправился через Березину и к 1 декабря достиг Червоного Двора, где простоял до 5 декабря, чтобы дать отдых своим войскам и присоединить некторые отряды из Витебска.
Потом Витгенштейн перешел на Вилькомир в Кейданы,  15 декабря прибыл В Юрбург, оттуда к Фридланду. В окрестностях которого расположился на зимние квартиры. Запасной эскадрон Лейб-гвардии уланского полка занял квартиры в Гутштадте, где оставался до марта 1813 года, когда получил повеление выступить в окрестности Калиша для соединения со своим полком, прибывшего в первых числах марта на Вислу.

понедельник, 3 июня 2019 г.

Лейб-гвардии гусарский полк, кампания 1814 года.


Кампания 1814 года

Перепечатка текста Константина Николаевича Манзея.


Решив перенести театр военных действий в пределы самой Франции, союзные монархи разделили свои силы на три части.
Первая или главная армия состояла под начальством Князя Шварценберга.
Два корпуса пехоты (под командой Милорадовича), три дивизии кирасир и лёгкая гвардейская кавалерийская дивизия составляли резерв главной армии, порученный Барклаю-де-Толли.
Лейб-гвардии гусарский полк, с прочими полками гвардейской кавалерии (которыми командовал Князь Голицын), перейдя Рейн у Базеля, был направлен через Виллерсексель, Везуль, Комбофонтен и  Фебильо в Лангр, куда прибыл 10 января.
Дорога до Лангра была самая тягостная. Дожди, снег, оттепели и морозы затрудняли переходы, но не останавливали следования войск.
Солдатам строго было указано на дружелюбие по отношению к Французам и это всегда в точности исполнялось, те жители, куда вступали войска, нигде не оказывали сопротивления, и охотно выносили на биваки жизненные припасы, сено, овёс и дрова. Впоследствии крестьяне иногда нападали на малочисленные команды, но при начале войны такого не случалось.
В Лангре войскам было дано несколько дней отдыха.
17-го числа пришли известие о наступательном движении Наполеона, почему предписано Барклаю-де-Толли немедленно идти с резервами к Шомону; главная же армия пошла к Трану, на соединение с Силезской.
20 января резервы выступили из Шамона к Транну, где предполагалось дать сражение. Для различения войск, принадлежащих шести державам и здесь впервые сошедшимся для общего действия, приказано было всем, от генерала до солдата, иметь на левом рукаве белую повязку.
21-го января главные силы повели атаку на селение Ла-Ротьер, которое было ключом к неприятельской позиции.
Лейб-гвардии гусарский полк, с прочими гвардейскими полками и резервной артиллерией, в самом деле не участвовал, но находился в главном резерве сначала при Арсанволе и Эльвиге; когда же, под вечер, для довершения победы ввели в дело гренадерский корпус, то Гвардия так же подвинулась вперёд и заступила на место гренадер, вправо от Босанкура.
Тогда французы начали отступать к Бриену, по двум направлениям по Об (фр. Aube) и Вуар.
После победы под Бриенном, неприятеля не преследовали с надлежащей деятельностью. В авангарде были Цесарцы, Виртенбергцы и Баварцы, которые двигались за разбитым неприятелем с такой медленностью и так слабо исполняли аванпостную службу, что потеряли его из вида и Князь Шварценберг двое суток был в неизвестности, куда отступили французы. Для удостоверения в истинном их направлении, Государь послал генерал-адъютанта Графа Ожаровского с лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией для рекогносцировки. Несколько эскадронов Лейб-Гвардии гусарского полка, отправленных по разным дорогам для открытия неприятеля, возвратились с известием, что на Арсис потянулся только корпус маршала Мармона, а Наполеон со всеми силами двинулся через Пине на Троа.
Тогда главная армия расположилась сперва на кантонир - квартирах, а потом тихо потянулась вниз по Сене к Мери, Ножану, Бре, Сансу и Монро, а генерал-лейтенант  Дибич, с лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией и бригадой гренадер был послан в Сезан, для содержания сообщения с фельдмаршалом Блюхером, который от Бриенна следовал к Шомону.
Таким образом, Лейб-гвардии гусарский полк, находясь в голове войск  отряда генерал-лейтенанта Дибича, 30-го и 31-го января поспешно двигался из Планси к Сезану. 1 февраля, узнав, что г. Сезан занят французскими войсками, генерал-лейтенант Дибич приказал своему авангарду, состоявшему из Лейб-гвардии гусарского полка, под командованием полковника Мандрыки, овладеть этим городом.
Лейб-гусары ворвались в Сезан, несмотря на упорство французов, выгнали их из города и взяли при этом в плен 80 французских гвардейцев, и тогда Дибич вступил в город с остальными частями. На другой день, т.е. 2-го февраля, после упорного боя, отряд Дибича вошёл в Монмираль, откуда французы так же были вытеснены с потерей; узнав, что из Шампобера направлен в Монмираль целый неприятельский корпус, генерал Дибич отступил в Маслонай. После этого отряд генерала Дибича, находясь на оконечности правого фланга союзных войск, имел до 9-го февраля ежедневные стычки с неприятелем, и действуя постоянно ему во фланг и даже в тыл, имел случай освободить не только много русских и прусских раненых, попавших в плен, но ещё и взял сам у неприятеля несколько сот пленных. В этом случае Лейб-гусары и Лейб-уланы доказали искусными и быстрыми своими атаками и значительным вредом, нанесённый ими французам, как полезно употреблять лёгкую кавалерию на оконечностях флангов боевой линии.

9-го февраля кавалерийский отряд Графа Палена соединился с гвардейской лёгкой кавалерийской дивизией (которая возвращалась с рекогносцировки, через Мери, на соединение с главной армией), и они двинулись вперёд, с намерением открыть неприятеля. Но едва этот небольшой отряд успел приблизится к Ромили, как французы (маршал Удино) выдвинули значительные силы с артиллерией и начали его обстреливать. Тогда Граф Пален, которому нужно было только узнать силы неприятеля, но не вступать с ним в бой, отступил к Шартру, откуда Лейб-гвардии гусарский полк с прочими полками дивизии был отправлен в Мальмезон, к главному нашему резерву и соединился с ним.
Одним словом, Лейб-гвардии гусарский полк с 1-го по 9-е февраля, находясь в отряде Дибича, постоянно и ежедневно был в делах и стычках с неприятелем. Сражаясь днём и делая переходы ночью, эскадроны в продолжении восьми дней почти не имели возможности рассёдлывать лошадей, но не менее того, потеря полка во всех этих делах была незначительна, убито всего: унтер-офицер, 9 рядовых и 26 строевых лошадей.
В сражении при Сезане, ротмистр Граф Апраксин так удачно атаковал с эскадроном неприятельскую батарею, что несмотря на сильные картечные выстрелы, успел отбить пушку, за что был награждён орденом Св.Георгия 4-й степени.
За отличия в сражениях 2,3 и 5-го февраля, при Сезане и Монмирале, поручик Граф Ворцель и прикомандированный корнет Олсуфьев получили ордена Св.Анны 3-й степени, а корнеты Акинфиев и Барон Энгельгардт награждены золотыми саблями "За храбрость".
10-го февраля, Князь Шварценберг предписал Графу Витгенштейну, с половиной находившейся у него кавалерией и с лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией, сделать усиленную рекогносцировку. Для этого Граф Витгенштейн, с означенным кавалерийским отрядом (в котором находился Лейб-гвардии гусарский полк), быстро двинулся вперёд через Орвилие, Ориньи и Куэнсе, чтобы обойти с левой стороны местечко Сент-Илер. После этой рекогносцировки, легкая гвардейская кавалерийская дивизия вернулась к Троа и расположилась на берегу Сены.
11-го февраля положено было союзной армии отступить из-под Троа на Лангр.
15-го февраля завязалось дело при Барсюр-Об, но гвардейская кавалерия в нём не участвовала, и оставалась в своём расположении, в окрестностях Шомона и Лангра, где и пробыла на кантонир-квартирах до 3-го марта.
Хотя Лейб-гвардии гусарский пол и оставался всё время на постоянных квартирах, но многие офицеры его, и даже целые эскадроны, были не раз употреблены в разные командировки и поэтому имели случай отличиться в сражениях и делах с неприятелем отдельно от полка. Так полковник Мандрыка, командуя тремя эскадронами в сражении 19-го февраля у деревни Лабрюсель, атаковал неприятельскую кавалерию, расстроил её и так стремительно преследовал французов, что они оставили в наших руках находившиеся при них орудия, за что и награждён орденом Св.Георгия 4-й степени. В том же деле отличились Лейб-гвардии гусарского полка полковник Бок и ротмистр Граф Келлер, ноходившиеся при Графе Палене. Оба были награждены орденами Св.Владимира 3-й степени.
Через несколько дней после этого, полковник Албрехт, с эскадроном Лейб-гвардии гусарского, эскадроном Лейб-гвардии драгунского и сотней казаков, был откомандирован для открытия сообщения между отрядом Блюхера и главной армией. Возвращаясь из-под Лаона, где находилась армия Блюхера, Албрехт с вверенным ему отрядом, 27-го февраля, прибыл в Реймс, только что занятый Графом Сен-При. Генерал был у обедни, когда узнал, что к городу приближается неприятельская кавалерия и уже напала врасплох на расположенные в окрестных деревнях прусские войска.
Выходя из церкви, Граф Сен-При встретил полковника Албрехта, который направлялся к нему для представления, осведомился о численности его отряда и прибавил: "Сам Бог посылает вас ко мне в эту минуту: ступайте, не теряя времени на встречу приближающемуся неприятелю и старайтесь его оттеснить, или по крайней мере удержать".
Выдвинувшись со своим отрядом за город, Албрехт увидел, что передовые войска неприятеля уже намереваются овладеть нашей артиллерией, расположенную без должной осторожности в близ лежащих деревнях; он стремительно атаковал французов, которые не ожидали этого, расстроил их порядки и отбросил назад версты на три. В это время войска Графа Сен-При успели собраться и приготовиться к обороне, а отряду Албрехта, исполнившего так успешно своё поручение, позволили возвратится в город. Под вечер Наполеон большими силами атаковал Реймс, почему Граф Сен-При и был вынужден отступить (в этом бою он был смертельно ранен).
23-го февраля в сражении при Краоне был убит Лейб-гвардии гусарского полка ротмистр Лантингзгаузен, находившийся при генерале-майоре Бенкердорфе.
3-го марта было предписано Барклаю-де-Толли занять резервами Арси и послать часть гвардейской кавалерии для наблюдения за неприятелем. Вследствие этого лёгкая гвардейская кавалерийская дивизия была расположена в селениях: Куруа, Кургансон, Эви и Семуан, выставила цепь аванпостов для наблюдения за дорогами, ведущими в Пон-Сен-При, в Пэти-Морен и Вертю и содержала сообщение с  передовыми войсками 5-го корпуса.
5 марта Лейб-гвардии гусарский полк занял посты в местечках Бребан и Сомпуи, выставил третий пост вправо от деревни Мержери, посылал разъезды к Сен-Дизие, Витри и Шамонь и содержал: вправо  - сообщение с прусскими постами, а в лево - с отрядом Кайсарова.
Между тем было положено сосредоточить все силы союзных войск на берегах Оба и действовать наступательно, а сделанное тогда Наполеоном фланговое движение  на Планси, представило выгодный случай атаковать его.
Так произошло, 8-го марта у Арсиса, в котором Лейб-гвардии гусарский полк, с прочими полками гвардейской кавалерийской дивизии , был поставлен за правым флангом главной армии у деревни Менилетр. Вечером того же дня Граф Ожаровский, с гвардейской кавалерийской дивизией, был отряжен на правый берег Оба, что бы с этой стороны не упускать из вида движение неприятеля и занять дорогу между деревнями Рамерн и Лемонт.
На другой день (9-го числа), гвардейская кавалерийская дивизия была поставлена на оконечности правого крыла боевой линии, на правом берегу реки Оба взаимодействуя своим движением с 5-м корпусом генерала Вреде, которого должна была поддерживать.
К вечеру дивизия расположилась биваками у деревни Рамерн, а Лейб-гвардии гусарский полк выставил цепь аванпостов между деревнями Виннет и Лустр.
10-го марта гвардейская кавалерийская дивизия перешла за дер. Метиерселин к городу Сомпью. Встретив здесь целый неприятельский артиллерийский парк, она атакаовла и опрокинула его прикрытие, а несколько эскадронов лейб-улан тем временем врубились в самый парк и захватили в нём 15 орудий с упряжью и зарядными ящиками.
12-го марта решено было идти прямо на Париж, почему гвардии с резервами было велено следовать на Витри. 13-го числа Лейб-гвардии гусарский полк выступил в пять часов утра и находясь влево от фланговой колонны , шел с прочими войсками дивизии в Ворфруа, в намерении обойти правый фланг неприятеля и атаковать его с тыла. В два часа полудни пошёл сильный дождь, и пока сражение более и более разгоралось, буря так же усиливалась, так что пальба прекратилась и завязался рукопашный бой; наконец французы были сбиты и начали отступать, сильно теснимые кирасирами. Граф Ожаровский, перешедший с полками гвардейской кавалерийской дивизии через ручей у дер.Конантре, стремительно ударил в тыл отступающего неприятеля, обратил его в совершенное бегство и заставил в беспорядке бросится к дер.Фершампенуазу.
За отличие в сражении 13 марта награждены орденами следующие офицеры Лейб-гвардии гусарского полка: Штаб-ротмистр Зыбин получил орден Св.Анны 2-й степени с алмазами; поручики: Кругликов и Вельчинский - Св.Владимира 4-й степени с бантом; поручик Граф Ворцель - Св.Анны 3-й степени.
Кроме того, за отличия разных делах кампании 1814 года были награждены: Полковник Чиченский - орденами Св.Владимира 3-й степени и Св.Анны 2-й степени с алмазами, Ротмистр Давыдов - орденом Св.Анны 2-й степени с золотой саблей "За храбрость", ротмистр Шилинг  и корнет Анреп - орденами Св.Анны 2-й степени.
В следующие за этим дни Лейб-гусары с прочими полками своей дивизии продолжали движение к Парижу через Сезань, Ферте-Гоше и Мо, прикрывая левый фланг колонны, к которой принадлежали.
18-го марта, в день сражения под Парижем, полки гвардейской кавалерийской дивизии входили в состав главного резерва и были расположены сначала в центре позиции, за 6-м корпусом, уступами от Линьи до Бонди, затем выдвинуты вперёд и расположены на высотах между Пантеном и Роменвилем, где они и остались на ночь. С вечера все уже готовились вступить в Париж: солдаты чистили оружие и конскую сбрую, офицеры примеряли лучшие свои мундиры - всё дышало какой-то особенной весёлостью; каждый заранее поздравлял себя с славным окончанием великой войны народом.
После смерти генерал-лейтенанта Шевича (убитого под Лейпцигом), в Лейб-гвардии гусарском полку командира не было назначено, а командовали полком старшие полковники: с начала 1814 года по 16 февраля - полковник Коровкин, после него, до вступления в Париж - полковник Андреевский. Но в Париже 25-го апреля, командиром полка был назначен генерал-майор Левашов.
19-го марта в 8 часов прекраснейшего утра, Гвардия была выстроена у дороги и ожидала прибытие Государя. Его Величество вскоре выехал к ней и был встречен громогласным "Ура!" и сам повёл свои полки в Париж.
В девять часов утра Гвардия прибыла к предместьям французской столицы; впереди шла гвардейская лёгкая кавалерийская дивизия, в том числе Лейб-гвардии гусарский полк, на небольшом расстоянии от неё ехал Государь, на серой лошади, окруженный блестящей свитой; позади следовали: сперва гренадеры, за ними пешая гвардия, кирасиры и несколько батальонов австрийцев, прусаков и баденцев. Необозримые толпы народа затопили собою улицы, окна и кровли домов; с балконов и окон махали белыми платками - и мгновенно раздалось из конца в конец Парижа восклицание: "Да здравствует Александр!" "Да здравствуют Русские!" - и громовое эхо откликнулось на приветствие миллиона голосов.




Далее я уже не буду перепечатывать весь текст Константина Николаевича Манзея, а пробегусь коротко по его тексту.
С 22-го апреля и до 20-го мая полк оставался на кантонир-квартирах в окрестностях Парижа. Все это время два эскадрона полка попеременно находились в Париже для содержания разъездов в городе.
15-го мая к полку прибыл запасной эскадрон, который поступил на укомплектование действующих.
18-го мая пушечные выстрелы возвестили о том, что наступил мир для всей Европы, Государь в последний раз осмотрел свою Гвардию и объявил ей обратный поход.
20-го мая Лейб-гвардии гусарский полк выступил их занимаемых квартир и прибыл в Царское село 19-го октября.
В событиях 1815 года как известно русская армия принять не успела, а полки успевшие дойти до Вильно, были остановлены и возвращены назад.