понедельник, 3 июня 2019 г.

Лейб-гвардии гусарский полк, кампания 1814 года.


Кампания 1814 года

Перепечатка текста Константина Николаевича Манзея.


Решив перенести театр военных действий в пределы самой Франции, союзные монархи разделили свои силы на три части.
Первая или главная армия состояла под начальством Князя Шварценберга.
Два корпуса пехоты (под командой Милорадовича), три дивизии кирасир и лёгкая гвардейская кавалерийская дивизия составляли резерв главной армии, порученный Барклаю-де-Толли.
Лейб-гвардии гусарский полк, с прочими полками гвардейской кавалерии (которыми командовал Князь Голицын), перейдя Рейн у Базеля, был направлен через Виллерсексель, Везуль, Комбофонтен и  Фебильо в Лангр, куда прибыл 10 января.
Дорога до Лангра была самая тягостная. Дожди, снег, оттепели и морозы затрудняли переходы, но не останавливали следования войск.
Солдатам строго было указано на дружелюбие по отношению к Французам и это всегда в точности исполнялось, те жители, куда вступали войска, нигде не оказывали сопротивления, и охотно выносили на биваки жизненные припасы, сено, овёс и дрова. Впоследствии крестьяне иногда нападали на малочисленные команды, но при начале войны такого не случалось.
В Лангре войскам было дано несколько дней отдыха.
17-го числа пришли известие о наступательном движении Наполеона, почему предписано Барклаю-де-Толли немедленно идти с резервами к Шомону; главная же армия пошла к Трану, на соединение с Силезской.
20 января резервы выступили из Шамона к Транну, где предполагалось дать сражение. Для различения войск, принадлежащих шести державам и здесь впервые сошедшимся для общего действия, приказано было всем, от генерала до солдата, иметь на левом рукаве белую повязку.
21-го января главные силы повели атаку на селение Ла-Ротьер, которое было ключом к неприятельской позиции.
Лейб-гвардии гусарский полк, с прочими гвардейскими полками и резервной артиллерией, в самом деле не участвовал, но находился в главном резерве сначала при Арсанволе и Эльвиге; когда же, под вечер, для довершения победы ввели в дело гренадерский корпус, то Гвардия так же подвинулась вперёд и заступила на место гренадер, вправо от Босанкура.
Тогда французы начали отступать к Бриену, по двум направлениям по Об (фр. Aube) и Вуар.
После победы под Бриенном, неприятеля не преследовали с надлежащей деятельностью. В авангарде были Цесарцы, Виртенбергцы и Баварцы, которые двигались за разбитым неприятелем с такой медленностью и так слабо исполняли аванпостную службу, что потеряли его из вида и Князь Шварценберг двое суток был в неизвестности, куда отступили французы. Для удостоверения в истинном их направлении, Государь послал генерал-адъютанта Графа Ожаровского с лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией для рекогносцировки. Несколько эскадронов Лейб-Гвардии гусарского полка, отправленных по разным дорогам для открытия неприятеля, возвратились с известием, что на Арсис потянулся только корпус маршала Мармона, а Наполеон со всеми силами двинулся через Пине на Троа.
Тогда главная армия расположилась сперва на кантонир - квартирах, а потом тихо потянулась вниз по Сене к Мери, Ножану, Бре, Сансу и Монро, а генерал-лейтенант  Дибич, с лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией и бригадой гренадер был послан в Сезан, для содержания сообщения с фельдмаршалом Блюхером, который от Бриенна следовал к Шомону.
Таким образом, Лейб-гвардии гусарский полк, находясь в голове войск  отряда генерал-лейтенанта Дибича, 30-го и 31-го января поспешно двигался из Планси к Сезану. 1 февраля, узнав, что г. Сезан занят французскими войсками, генерал-лейтенант Дибич приказал своему авангарду, состоявшему из Лейб-гвардии гусарского полка, под командованием полковника Мандрыки, овладеть этим городом.
Лейб-гусары ворвались в Сезан, несмотря на упорство французов, выгнали их из города и взяли при этом в плен 80 французских гвардейцев, и тогда Дибич вступил в город с остальными частями. На другой день, т.е. 2-го февраля, после упорного боя, отряд Дибича вошёл в Монмираль, откуда французы так же были вытеснены с потерей; узнав, что из Шампобера направлен в Монмираль целый неприятельский корпус, генерал Дибич отступил в Маслонай. После этого отряд генерала Дибича, находясь на оконечности правого фланга союзных войск, имел до 9-го февраля ежедневные стычки с неприятелем, и действуя постоянно ему во фланг и даже в тыл, имел случай освободить не только много русских и прусских раненых, попавших в плен, но ещё и взял сам у неприятеля несколько сот пленных. В этом случае Лейб-гусары и Лейб-уланы доказали искусными и быстрыми своими атаками и значительным вредом, нанесённый ими французам, как полезно употреблять лёгкую кавалерию на оконечностях флангов боевой линии.

9-го февраля кавалерийский отряд Графа Палена соединился с гвардейской лёгкой кавалерийской дивизией (которая возвращалась с рекогносцировки, через Мери, на соединение с главной армией), и они двинулись вперёд, с намерением открыть неприятеля. Но едва этот небольшой отряд успел приблизится к Ромили, как французы (маршал Удино) выдвинули значительные силы с артиллерией и начали его обстреливать. Тогда Граф Пален, которому нужно было только узнать силы неприятеля, но не вступать с ним в бой, отступил к Шартру, откуда Лейб-гвардии гусарский полк с прочими полками дивизии был отправлен в Мальмезон, к главному нашему резерву и соединился с ним.
Одним словом, Лейб-гвардии гусарский полк с 1-го по 9-е февраля, находясь в отряде Дибича, постоянно и ежедневно был в делах и стычках с неприятелем. Сражаясь днём и делая переходы ночью, эскадроны в продолжении восьми дней почти не имели возможности рассёдлывать лошадей, но не менее того, потеря полка во всех этих делах была незначительна, убито всего: унтер-офицер, 9 рядовых и 26 строевых лошадей.
В сражении при Сезане, ротмистр Граф Апраксин так удачно атаковал с эскадроном неприятельскую батарею, что несмотря на сильные картечные выстрелы, успел отбить пушку, за что был награждён орденом Св.Георгия 4-й степени.
За отличия в сражениях 2,3 и 5-го февраля, при Сезане и Монмирале, поручик Граф Ворцель и прикомандированный корнет Олсуфьев получили ордена Св.Анны 3-й степени, а корнеты Акинфиев и Барон Энгельгардт награждены золотыми саблями "За храбрость".
10-го февраля, Князь Шварценберг предписал Графу Витгенштейну, с половиной находившейся у него кавалерией и с лёгкой гвардейской кавалерийской дивизией, сделать усиленную рекогносцировку. Для этого Граф Витгенштейн, с означенным кавалерийским отрядом (в котором находился Лейб-гвардии гусарский полк), быстро двинулся вперёд через Орвилие, Ориньи и Куэнсе, чтобы обойти с левой стороны местечко Сент-Илер. После этой рекогносцировки, легкая гвардейская кавалерийская дивизия вернулась к Троа и расположилась на берегу Сены.
11-го февраля положено было союзной армии отступить из-под Троа на Лангр.
15-го февраля завязалось дело при Барсюр-Об, но гвардейская кавалерия в нём не участвовала, и оставалась в своём расположении, в окрестностях Шомона и Лангра, где и пробыла на кантонир-квартирах до 3-го марта.
Хотя Лейб-гвардии гусарский пол и оставался всё время на постоянных квартирах, но многие офицеры его, и даже целые эскадроны, были не раз употреблены в разные командировки и поэтому имели случай отличиться в сражениях и делах с неприятелем отдельно от полка. Так полковник Мандрыка, командуя тремя эскадронами в сражении 19-го февраля у деревни Лабрюсель, атаковал неприятельскую кавалерию, расстроил её и так стремительно преследовал французов, что они оставили в наших руках находившиеся при них орудия, за что и награждён орденом Св.Георгия 4-й степени. В том же деле отличились Лейб-гвардии гусарского полка полковник Бок и ротмистр Граф Келлер, ноходившиеся при Графе Палене. Оба были награждены орденами Св.Владимира 3-й степени.
Через несколько дней после этого, полковник Албрехт, с эскадроном Лейб-гвардии гусарского, эскадроном Лейб-гвардии драгунского и сотней казаков, был откомандирован для открытия сообщения между отрядом Блюхера и главной армией. Возвращаясь из-под Лаона, где находилась армия Блюхера, Албрехт с вверенным ему отрядом, 27-го февраля, прибыл в Реймс, только что занятый Графом Сен-При. Генерал был у обедни, когда узнал, что к городу приближается неприятельская кавалерия и уже напала врасплох на расположенные в окрестных деревнях прусские войска.
Выходя из церкви, Граф Сен-При встретил полковника Албрехта, который направлялся к нему для представления, осведомился о численности его отряда и прибавил: "Сам Бог посылает вас ко мне в эту минуту: ступайте, не теряя времени на встречу приближающемуся неприятелю и старайтесь его оттеснить, или по крайней мере удержать".
Выдвинувшись со своим отрядом за город, Албрехт увидел, что передовые войска неприятеля уже намереваются овладеть нашей артиллерией, расположенную без должной осторожности в близ лежащих деревнях; он стремительно атаковал французов, которые не ожидали этого, расстроил их порядки и отбросил назад версты на три. В это время войска Графа Сен-При успели собраться и приготовиться к обороне, а отряду Албрехта, исполнившего так успешно своё поручение, позволили возвратится в город. Под вечер Наполеон большими силами атаковал Реймс, почему Граф Сен-При и был вынужден отступить (в этом бою он был смертельно ранен).
23-го февраля в сражении при Краоне был убит Лейб-гвардии гусарского полка ротмистр Лантингзгаузен, находившийся при генерале-майоре Бенкердорфе.
3-го марта было предписано Барклаю-де-Толли занять резервами Арси и послать часть гвардейской кавалерии для наблюдения за неприятелем. Вследствие этого лёгкая гвардейская кавалерийская дивизия была расположена в селениях: Куруа, Кургансон, Эви и Семуан, выставила цепь аванпостов для наблюдения за дорогами, ведущими в Пон-Сен-При, в Пэти-Морен и Вертю и содержала сообщение с  передовыми войсками 5-го корпуса.
5 марта Лейб-гвардии гусарский полк занял посты в местечках Бребан и Сомпуи, выставил третий пост вправо от деревни Мержери, посылал разъезды к Сен-Дизие, Витри и Шамонь и содержал: вправо  - сообщение с прусскими постами, а в лево - с отрядом Кайсарова.
Между тем было положено сосредоточить все силы союзных войск на берегах Оба и действовать наступательно, а сделанное тогда Наполеоном фланговое движение  на Планси, представило выгодный случай атаковать его.
Так произошло, 8-го марта у Арсиса, в котором Лейб-гвардии гусарский полк, с прочими полками гвардейской кавалерийской дивизии , был поставлен за правым флангом главной армии у деревни Менилетр. Вечером того же дня Граф Ожаровский, с гвардейской кавалерийской дивизией, был отряжен на правый берег Оба, что бы с этой стороны не упускать из вида движение неприятеля и занять дорогу между деревнями Рамерн и Лемонт.
На другой день (9-го числа), гвардейская кавалерийская дивизия была поставлена на оконечности правого крыла боевой линии, на правом берегу реки Оба взаимодействуя своим движением с 5-м корпусом генерала Вреде, которого должна была поддерживать.
К вечеру дивизия расположилась биваками у деревни Рамерн, а Лейб-гвардии гусарский полк выставил цепь аванпостов между деревнями Виннет и Лустр.
10-го марта гвардейская кавалерийская дивизия перешла за дер. Метиерселин к городу Сомпью. Встретив здесь целый неприятельский артиллерийский парк, она атакаовла и опрокинула его прикрытие, а несколько эскадронов лейб-улан тем временем врубились в самый парк и захватили в нём 15 орудий с упряжью и зарядными ящиками.
12-го марта решено было идти прямо на Париж, почему гвардии с резервами было велено следовать на Витри. 13-го числа Лейб-гвардии гусарский полк выступил в пять часов утра и находясь влево от фланговой колонны , шел с прочими войсками дивизии в Ворфруа, в намерении обойти правый фланг неприятеля и атаковать его с тыла. В два часа полудни пошёл сильный дождь, и пока сражение более и более разгоралось, буря так же усиливалась, так что пальба прекратилась и завязался рукопашный бой; наконец французы были сбиты и начали отступать, сильно теснимые кирасирами. Граф Ожаровский, перешедший с полками гвардейской кавалерийской дивизии через ручей у дер.Конантре, стремительно ударил в тыл отступающего неприятеля, обратил его в совершенное бегство и заставил в беспорядке бросится к дер.Фершампенуазу.
За отличие в сражении 13 марта награждены орденами следующие офицеры Лейб-гвардии гусарского полка: Штаб-ротмистр Зыбин получил орден Св.Анны 2-й степени с алмазами; поручики: Кругликов и Вельчинский - Св.Владимира 4-й степени с бантом; поручик Граф Ворцель - Св.Анны 3-й степени.
Кроме того, за отличия разных делах кампании 1814 года были награждены: Полковник Чиченский - орденами Св.Владимира 3-й степени и Св.Анны 2-й степени с алмазами, Ротмистр Давыдов - орденом Св.Анны 2-й степени с золотой саблей "За храбрость", ротмистр Шилинг  и корнет Анреп - орденами Св.Анны 2-й степени.
В следующие за этим дни Лейб-гусары с прочими полками своей дивизии продолжали движение к Парижу через Сезань, Ферте-Гоше и Мо, прикрывая левый фланг колонны, к которой принадлежали.
18-го марта, в день сражения под Парижем, полки гвардейской кавалерийской дивизии входили в состав главного резерва и были расположены сначала в центре позиции, за 6-м корпусом, уступами от Линьи до Бонди, затем выдвинуты вперёд и расположены на высотах между Пантеном и Роменвилем, где они и остались на ночь. С вечера все уже готовились вступить в Париж: солдаты чистили оружие и конскую сбрую, офицеры примеряли лучшие свои мундиры - всё дышало какой-то особенной весёлостью; каждый заранее поздравлял себя с славным окончанием великой войны народом.
После смерти генерал-лейтенанта Шевича (убитого под Лейпцигом), в Лейб-гвардии гусарском полку командира не было назначено, а командовали полком старшие полковники: с начала 1814 года по 16 февраля - полковник Коровкин, после него, до вступления в Париж - полковник Андреевский. Но в Париже 25-го апреля, командиром полка был назначен генерал-майор Левашов.
19-го марта в 8 часов прекраснейшего утра, Гвардия была выстроена у дороги и ожидала прибытие Государя. Его Величество вскоре выехал к ней и был встречен громогласным "Ура!" и сам повёл свои полки в Париж.
В девять часов утра Гвардия прибыла к предместьям французской столицы; впереди шла гвардейская лёгкая кавалерийская дивизия, в том числе Лейб-гвардии гусарский полк, на небольшом расстоянии от неё ехал Государь, на серой лошади, окруженный блестящей свитой; позади следовали: сперва гренадеры, за ними пешая гвардия, кирасиры и несколько батальонов австрийцев, прусаков и баденцев. Необозримые толпы народа затопили собою улицы, окна и кровли домов; с балконов и окон махали белыми платками - и мгновенно раздалось из конца в конец Парижа восклицание: "Да здравствует Александр!" "Да здравствуют Русские!" - и громовое эхо откликнулось на приветствие миллиона голосов.




Далее я уже не буду перепечатывать весь текст Константина Николаевича Манзея, а пробегусь коротко по его тексту.
С 22-го апреля и до 20-го мая полк оставался на кантонир-квартирах в окрестностях Парижа. Все это время два эскадрона полка попеременно находились в Париже для содержания разъездов в городе.
15-го мая к полку прибыл запасной эскадрон, который поступил на укомплектование действующих.
18-го мая пушечные выстрелы возвестили о том, что наступил мир для всей Европы, Государь в последний раз осмотрел свою Гвардию и объявил ей обратный поход.
20-го мая Лейб-гвардии гусарский полк выступил их занимаемых квартир и прибыл в Царское село 19-го октября.
В событиях 1815 года как известно русская армия принять не успела, а полки успевшие дойти до Вильно, были остановлены и возвращены назад.


6 комментариев: